Бельские_просторы_№12_(16_декабря_2019). Страница 138.

130 Воспоминания 1 Перевод А. Хусаинова.

Что обращают к нам порывы, Еще собаки в мире есть, Чтоб нас кусать, Пока мы живы!1 Стихотворение написалось быстро. Не стерпел, тут же прочитал по теле- фону Мустаю-агаю. Ему тоже, кажется, пришлось по душе. К счастью, иные до- рожные происшествия заканчиваются вот так благополучно, и даже собачьи выходки некоторых псов приводят к написанию стихов.

Потом я узнал, что в одной из своих записных книжек Мустай-агай запи- сал: «…в сентябре мы ездили на родину Равиля Бикбаева… Гостили у сестры Бикбаева Зульхизы. Рано утром вышел во двор. Они усадьбу купили у немца, который уехал в Германию. Открыл, любопытствуя, дверь сарая. Вдруг на меня набросилась собака и дважды укусила левую ногу ниже колена. Ее зовут Френд. Потом о нем Бикбаев на- писал стихи. Раны были неглубокие. Прошло два года, а раны чернеют до сих пор. Да, такие же звериные укусы людей оставляют шрамы на сердце, которые начинают ныть при плохом настроении. Собачий укус – ерунда».

Смысл слова «спутник» тем глубже постигаешь, чем больше пути оставля- ешь за своими плечами. Только сейчас я понимаю, какой школой были для меня не только творчество Мустая Ка- рима, но и совместные поездки и со- вместные выступления. Овации, с ка- кими встречали его и в самых престиж- ных залах разных столиц, и на летних пастбищах Зилаира или Янаула, поны- не звучат у меня в ушах. И в раскинув- шейся на цветочной поляне бурзянской юрте, и в казахской юрте, сооруженной по случаю 150-летия Абая на одной из центральных площадей Алматы, и по- среди людского круга в изумляющих своей синевой горах Алтая – всюду мудрая мысль Мустая Карима, образ- ное слово сэсэна вызывали огромное уважение и восхищение. В ярких ли ре- чах с трибуны, в неспешных ли беседах в узком кругу, в быстрых ли репликах или застольных тостах – всегда кипела мысль, привычные слова вдруг вспы- хивали новым неожиданным смыслом. И это тоже осталось незабываемым жизненным уроком. Когда однажды на творческом вечере я услышал ска- занные им про меня слова «мой друг, современник, брат по перу», я встре- пенулся. И теперь, когда думаю о моем учителе, чувствую груз ответственно- сти на своих плечах.

Недаром он писал: «В дороге ноги, в песнях думы, прислушайся – я по земле иду!» Даже в больших уже своих годах он все так же встречался с на- родом. И все же в два-три последних года иной раз уже отказывался, роняя: «Давайте уж сами, ребята, привыкайте, начинайте учиться жить без меня». Эти слова болью проходили по сердцу.

Жить без Мустая Карима мы, навер- ное, уже не привыкнем, не научимся, тяжелая это учеба. Да и не нужно при- выкать. Судьба народа, если он при- выкнет жить без таких личностей, как Салават, Бабич, Мустай, Рами, будет ненадежной, будет всегда вызывать тревогу.

Закрыть