Бельские_просторы_№12_(16_декабря_2019). Страница 137.

129 Равиль Бикбаев были какие-то недочеты, накладки в том, как принимали народного поэта. И приехать мы могли в более красивую пору, скажем, в конце мая – начале июня, когда наши зеленые просторы лежат, раскинувшись, в цветущей неге. А сейчас – хлеба убраны, на опустев- шем жнивье, на черных зябях лежит осенняя печаль. Да и времена тогда уже пошли непростые, смутные, от на- чавшейся «перестройки» многие ходи- ли одурелые. Возможно, наши голые степи показались гостю странными, несколько неуютными. Но для меня радость того, что я показал ему свою родину, свел лицом к лицу с земляка- ми, была выше всего – рядом с большой личностью места для мелочей не оста- валось. Да и сам Мустай-агай в этой поездке все время был в приподнятом настроении.

Путешествие это состоялось нака- нуне его семидесятилетия. Несмотря на дорожные тяготы агай не кряхтел, на свой почтенный возраст не ссылал- ся, ничем о нем не напоминал. Наби- лись впятером в одну «Волгу» – и по- ехали! Дорога далекая, а нам теснота не в обузу, да и потом из аула в аул ездили в полное свое удовольствие.

И все же одно происшествие на- пугало нас. Случилось так. В деревне Степановке нас приняли моя родная сестра Зульхиза и зять Рифат. Жили в наших краях немцы, но в 80-х годах уехали в Германию, деревни их опу- стели. Дома купили башкиры и другое окрестное население. В одном из таких просторных домов мы и загостевали.

Наутро Мустай-агай встал рань- ше всех, пошел посмотреть хозяйство, и Френд, дворовый пес наших госте- приимных хозяев, взял и хватил его за икру. Вот такой недружественный по- ступок. Видно, не знал пес, охотно от- зывавшийся на свою кличку, что Френд означает «друг». Хорошо, медпункт был рядом, рану на ноге тут же пере- вязали, настроения агаю этот случай не испортил, так что поездка все равно осталась хорошей, мы благополучно вернулись в Уфу.

В этой поездке я еще лучше узнал искренность и душевную глубину свое- го друга Диниса Булякова, а курай Юлая Гайнетдинова не только души моих соплеменников, но и мою пленял раз за разом. Но сердцевиной всех встреч, всех застолий был, разумеется, Мустай Карим. Всюду он находил с народом общий язык, его мудрость, остроумие, светлая улыбка и ныне памятны в ток- соранских краях.

А случай с Френдом, казалось, за- былся. Но прошло два месяца, и вдруг он всплыл в моей памяти и превратил- ся в стихотворение.

френДу с берегоВ сорана Зовешься Френдом ты, как друг, Звучит что песня это слово!

Зачем же по-собачьи вдруг Куснул ты гостя дорогого?

Лишь наступил разлуки час, Ты ухватил его за голень.

«Не забывай подольше нас», Хотел сказать ты этим, что ли?

Нет на тебя обиды, Френд, Мы вышли в путь, промыли рану.

И лишь врачи на инцидент Глядят по меньшей мере странно.

Что там за псина, говорят, (Из-за собаки столько охов).

Жива ль доныне, говорят.

(Что, мол, иначе дело плохо).

Смотри, живи подольше, Френд!

Ведь ты почти вошел в присловье.

Мы телеграммы шлем в момент, Чтоб вызнать о твоем здоровье.

Спасибо жизни говорим, Не знаю, как сложились знаки, Когда б завистники твои Исчезли разом, как собаки.

Еще цветы на свете есть, Что рады нам необъяснимо.

Еще снега на свете есть, Что одолеть необходимо.

Еще и девы в мире есть, 5 «Бельские просторы»
Закрыть