Бельские_просторы_№12_(16_декабря_2019). Страница 116.

115 Антонида Смолина На поминках дядя Алексей вынес ту самую, не найденную покойной чекушку. Все это время она стояла на полке за телевизором. Когда тетя Рая связала свою барышню, для опоры под платье она поставила пустую бутылку, которую тут же ловко подменил ее хитроумный супруг.

Еще долгих двенадцать лет прожил дядя Алексей без тети Раи. Каждую весну он приходил на ее могилу и, лукаво подмигнув жене, смотрящей на него с над- гробного фото, задавал неизменный вопрос: — Ну что, Раечка, догадалась где?

И после, выдержав паузу, торжествующе выдавал: — А вот и нет! – и доставал чекушку то из сапога, то из-под шапки.

Могила дяди Алексея в Мурманске. В прошлом году дети забрали старика к себе, там он и умер.

Надежно спрятался.

чужая жена — Вы же не начинаете шевелиться, пока под самым хвостом не загорит, – раздражённо выговаривал Василий хозяину, обдирая проводку, спрятанную под толстым слоем обоев.

Одноногий старик сидел на диване в противоположном углу комнаты и вино- вато молчал.

Чуть больше недели назад в районе частной застройки один за другим сгорели три дома. И все – по причине короткого замыкания. Для Василия, местного элек- трика, это стихийное бедствие вылилось в срочную замену километров кабеля на многострадальной улице и, как следствие, – отмену долгожданного отпуска.

Вот и сегодня, оценив фронт работ, Вася понял, что посиделки, запланирован- ные на вечер у соседа, пройдут без него.

— Дома у всех деревянные, погода сухая стоит – как спички, повспыхиваете, – продолжал он, с силой выдергивая из стены задубевшие от времени провода.

Кабель неожиданно быстро поддался, и Василий, не удержав равновесия, по- валился назад. Пока его руки спешно искали, за что зацепиться, на пол полетели портреты с навесной полки, ваза с подоконника и что-то ещё, пылившееся в тес- ной комнатушке, сотрясённой падением несчастного электрика.

— Что случилось? – показалась в проёме обеспокоенная хозяйка. – Ой-ё! – всплес- нув руками, женщина бросилась собирать осколки на разноцветных половиках.

Василий поднялся, подхватил с полу треснувшую раму с портретами и теперь неловко топтался в углу, боясь раздавить остатки стёкол.

— Ничего- ничего, – улыбнулась хозяйка, заметив его смущение, – пусть на сча- стье будет! Я сейчас за веником схожу и всё замету.

— Вы уж простите меня, – взглянул Василий на старика, сам не зная, за что больше стыдно – то ли за разбитое имущество, то ли за недавнюю отповедь. – Вон и родню вашу расколотил, – пробормотал он, пытаясь пристроить портреты об- ратно на полку. С чёрно- белого фото строго смотрела худощавая женщина. – Кто это? Сестра, наверно?

— Это жена его, – просто ответила вернувшаяся с веником хозяйка. – А рядом мой муж, это армейская фотография.

— А вы кто? – спросил Вася и тут же подумал о неуместности подобных во- просов.

Закрыть