Бельские_просторы_№12_(16_декабря_2019). Страница 106.

105 Татьяна Филатова — Леший! – крикнула я через луг и захлебнулась кашлем. – Приходи и забери.

Крупная капля дождя упала мне на затылок. С севера шла непогода. Я смотре- ла на поникший лес, ещё немного, и он покроется ржавчиной, бури будут драть с него листья, затопят нескончаемым дождём, а Хозяин будет выть в чаще ветром, потом проваливаться под землю до равноденствия.

— Дедко Вольный, Вой, – прошептала я, – пересеки луг, подними землю кор- нями, обратись медведем и разорви нас.

Но лес за лугом молчал. Лес застилал ползучий туман, покрывал сном, при- низывал тишиной. Тогда забери хоть меня. Я выдернула кичку из волос вместе с запутавшейся прядью, не хочу в девках ходить, не хочу быть ничьей женой. Трава была сырой и пахла водой, она скользила под ногами, так что я два раза упала и перепачкалась раскисшей землей, бежала сквозь луг и повторяла: «Леший, Леший, Леший, Вой, Вой, Вой». Когда я забежала за первые деревья, он уже был там. Кусты волчих ягод, наполненные водой, были его руками, трещины в стволе старой сосны – глазами, а скрип старой осины – голосом.

— Вой, помоги, – начала я, – он умер, мы пропали, приходи и властвуй, царь. Некому защитить нас, приходи, – голос ломался о комок в горле, – некому защитить меня. Я Радимира, дочь Драгана, внучка княза чужеземного, во мне его кровь.

— Моя кровь.

Я схватила холодный воздух, жгучий кашель разразился в груди, забулькал в горле. Вздох удивления застрял в глубине живота. Лес молчал, грудь горела, я ухватилась за ствол сосны, тонкие пласты коры впились под ногти и осыпались на землю. Кроны кружились в моих глазах. Слезы выступили на глазах, я проды- шалась и, пытаясь отыскать глазами его силуэт, сказала тёмному лесу.

— Я одна, никого нет.

Деревья вздохнули ветром, тени расползались со всех сторон, тонкий лучик света скользнул по ветвям и исчез в траве.

— Нет, жизнь – колесо.

— Я люблю отца, а мать даже не помню.

— Помнишь – на тебе её глаза. Поищи и найдёшь.

Ребра сжала боль, будто острые ножи вонзили под кожу. Я обхватила тело руками, стараясь сжать покрепче, а то оно сейчас лопнет.

— Я хотела сесть в лодку и уплыть в её селение, в детстве мне казалось, что она где-то там, за лесом. А теперь и отца нет. Ты сказал ничего не уходит, помоги мне увидеть их.

— Увидеть их?

— Да, но этому не быть.

— Тебе придётся плыть.

— Пусть, – без голоса ответила, голова закружилась от жара, я упала, ветки растянулись над моей головой. Между шишек и иголок задрожали красные ягоды красавки из его короны, сквозь туман проступил силуэт.

— Отнесу.

Я закрыла глаза и оказалась в темноте. То ли светило зашло, то ли ладья, в ко- торой я лежала, закрыта сверху. Ни окна, ни двери. Я откуда-то знала, что сейчас мне не нужно плыть, нужно пересечь море, чтобы добраться до берега, где меня ждут. Я хотела пошевелиться, найти весла, но кто-то уже толкал мою лодку, кто-то летел над ней сверху, шепча что-то неразборчивое. Кто здесь? – хотела спросить я, но уже знала, что это Царь провожает меня, и река, словно ствол дерева, воз- носится вверх, и птицы летят над ней, покидая землю до весны. И надо мной раздаётся протяжная песня Снежаны.

Закрыть