Бельские_просторы_№12_(16_декабря_2019). Страница 103.

102 Совет молодых литераторов: проза а над ними была тень. Тень от огромного дуба. Его окружали сосны и подлесок из кустов, словно свита князя. Я так устала, что не сразу смогла подняться, чтобы поклониться ему. Робко подошла поближе, корни, словно тело огромного змея, поднимались из-под земли, кора была покрыта трещинами величиной в три паль- ца, и след от удара молнии делил дуб надвое. Подняла глаза: на огромных ветвях качались на ветру не только желуди, но и берёзовые, карагачевые, кленовые серёж- ки, шишки и бобовые трубочки. Крона была так высоко, что голова кружилась. Сам дуб занимал почти всю пологую вершину. Я хотела обойти его, но тут наступила на что-то мягкое. Опустила глаза, увидела обезглавленную курицу и отпрыгнула. Стрый Рослав был сегодня здесь. А теперь и я тут. Села на толстый корень, ноги ныли, я потерла их ладонями, капельки пота стекали по шее на грудь, рубашка про- мокла, стало зябко. Подул ветер, вздохнул лес, я оглянулась по сторонам. Темнело, надо было возвращаться домой, но усталость, словно большой зверь, придавила меня к земле, глаза закрывались, я только опустила голову, и тут же всё исчезло.

Я вздрогнула от холода и вскочила на ноги. Ужас охватил меня – была уже ночь. Ночь в лесу, на вершине мира, под огромным дубом. Словно на дне реки, ничего не видно, куда идти? Я побежала вниз по памяти, но тут услышала шелест, и это был не ветер в кроне, это были шаги. Обернулась навстречу звукам, кто-то будто затаился в деревьях над моей головой. Протянула руку вверх осторожно, словно боясь спугнуть дикого зверя. Мои пальцы поймали свет рогатого месяца, проби- рающегося сквозь кроны. Вскрикнула ночная птица, взвыл ветер, облетая чащу, росинки дрогнули на кусте волчьих ягод. Темнота пошевелилась. Лесная мгла, будто распахнула руки и выпустила его вперёд. Тонкие ветви сплелись над головой, его очертания терялись среди дрожащих теней, но глаза были различимы сквозь ночную тьму и смотрели прямо на меня. Огромные. Ноги дрогнули, я послушно опустилась на холодную землю, не ведая, сон это или явь. Я силилась разглядеть его лицо, но видела только взгляд, нечеловеческий, пустой, в нём было что-то земное, но и совершенно нездешнее. Он приоткрыл рот, но я услышала только утробный оглушающий скрип, который больно резанул по ушам и, казалось, под- нялся в небо, под самые облака. Я взвизгнула, сжалась, закрыла уши ладонями.

— Отпусти меня, – мой голос словно обломился.

— Дитя, – прошелестел лес в ответ.

Я вскинула голову. Его тело, словно выпутываясь из сетей, начало приближать- ся ко мне сверху и обретать очертания. Я невольно отползала назад, не отрывая взгляда.

— Отпусти, я ухожу, – одними губами произнесла я.

— Провожу, – утробным эхом отозвался лес.

— Щенок убежал в лес.

— Откуда ты здесь?

— Я своя, Большакова дочь.

— Не для человека ночь.

Поднялся ветер, тени заскользили по  земле, белый свет месяца запрыгал по ветвям. Листья взметнулись вверх, пушинки, влекомые ветром, поднялись из травы и искрились в свете ночи, кроны распахнулись, открывая небо. Хозяин прыжком оторвался от стволов, опустился на землю и встал напротив меня. Он обрёл человеческое тело, столп света упал на него, и я увидела силуэт высокого мужчины, напомнившего мне отца. Он загораживал холодный свет ночи, невоз- можно было разглядеть лица, только венец из чёрных сплетённых ветвей вился над головой. Он смотрел прямо на меня. Вся его фигура была напряжена, как пред прыжком, кулаки сжаты.

Закрыть