Бельские_просторы_№12_(16_декабря_2019). Страница 100.

99 Татьяна Филатова щим страхом душу, отпустили меня, растаяли, как тает снег по весне. Днём боги смотрят на нас, днём ничего дурного не приключится.

Я смотрела с крыльца на лес, кивавший мне из-за луга. Не просто так я ока- залась там, и зачем-то спас меня тот юноша, которого не видели вот уж больше тридцати зим. Я взяла плакун- траву, наелась кутьи вдосталь и хотела было идти. Тут у околицы встретился мне младший стрый.

— Куда опять пошла, Радка? Корову доила?

— Доила, – фыркнула я и прибавила шаг, чтоб не приставал.

— А ну-ка стой! – стрый подбежал ко мне, схватил за запястье. На его лице блестели капельки пота и темнели веснушки, за лето ставшие огромными.

— Нечего тебе в лесу делать! Мать сказала, ты вчера там чужого встретила!

— Сам-то ты откуда идёшь?

Стрый опешил. Я заметила в его руках пустой мешок.

— Куда, спрашиваю, ходил? – я рванула мешок из его рук. Открыла, смотрю, а там перья куриные.

— Это что?

— Курица была, – тихо ответил он и сжал губы за густой бородой.

— Наша курица? – возмутилась я. – И куда ты её отнёс?

— Куда надо, туда и отнёс! Ты мала ещё.

— Замуж меня звать – я не мала, а тут мала стала?

Рослав посмотрел на меня серьёзно, как будто раздумывал, говорить или нет, помедлил и ответил: — В лес. Хозяину отнёс. Вольному.

Я оторопела, Лешему то бишь? Жертву? Постаралась как можно серьёзнее спросить: — Зачем она ему?

— Чтоб он тебя больше не трогал. Невеста ты мне или нет, а я перед отцом твоим Драганом отвечаю, ты моя кровь.

Мне внезапно стало страшно. Стрый и сам был испуган, чего с ним почти не случается. Да так, что за меня жертву лесу носил. Мне тоже страшно стало, прижалась носом в плечо, сама не знаю отчего. От него пахло мужиком: теплом, силой и солью. Рослав положил подбородок на мою макушку, когда дыхание моё успокоилось, я прошептала: — Как его найти?

Рыжий там, да дело даже не в нём… Стрый подхватил меня за спину и пово- лок в сторону дома.

— Поставь меня на землю! – пнула его, но стрый что железо.

Когда дошли до первого дома, я умолкла, стыдно было селян воплями пугать. Большакова дочь, а орёт, что ребёнок.

— Отсюда сама пойдёшь? – спросил стрый.

— Сама.

— То-то же. И не вздумай чего выдумать. Сбежать без моего ведома удумаешь, я с тобой и на задок ходить буду, и ночевать приду. Глаз не спущу. Смотри, Радка, сама себя накажешь. Поняла?

Он смотрел на меня так, будто бы я уже была его. Брови нависли на глаза, и мор- щина пролегла на переносице. Надвинулся, схватил за локоть, прижал к себе, его тело будто стало ещё шире, загораживая дорогу, запирая меня, не давая вырваться, лишая воли. Я сжалась и молчала, сдавив кулаки так, что ногти впились в ладони, он толкнул меня, на дворе бабушка Агния кормила кур и обернулась на звук наших шагов.

— Сынок, откуда это вы идёте? Курицу нашу не видали? Не досчиталась одной.

4*
Закрыть