Бельские_просторы_№11_17_ноября_2017). Страница 84.

проза (Продолжение. Начало в №№ 7-10, 2017) 27 Красивая обёртка. Из написанного можно сделать вывод, что изготовлено в СССР, но для употребления не в нашей стране. Интересно. Экспортные консервы попробовать захотелось ещё больше. Чем же мы их кормим? Глаз видит, а зуб неймёт. Открывать-то как? Это сейчас, когда прошло время, каждый сделал или достал универсальный нож-открывашку, который всегда теперь держит при себе на всякий разный случай. Пока же правило «нашёл – съешь» ещё не внедрилось в сознание новоиспечённых матросов. – Пожрали, ага.

– Там не кури, слышь! Там бумаги полно. Пожара не хватало. Мы здесь запер- ты, если что, – прикрикнул Петька и наморщил лоб. – Оп-па, – он повернулся в сторону пожарного щита и улыбнулся. – Топор, мужики! На пожарном щите топор.

– Соворум эк! – Худаян постучал указательным пальцем по голове.

– Это что?

– Я говорю вам: учитесь.

Посмеялись. Настроение слегка улучшилось. Топор оказался совершенно ту- пым, но банку расковыряли. Потом ещё одну. Потом глаз упал на курицу в овощах, потом подвернулась гусятина. Простая тушёнка в тот день была не в моде. На де- серт сгущённое молоко. С этим, казалось, проще. Отнюдь, как любил выражаться Шулешов. На холоде сгущёнка загустела так, что хоть грызи. Пить через дырочки не получалось. Тогда банку стали рубить пополам. Гужбан завершили заморскими соками. На всё ушло около часа. Сели покурить и только теперь почувствовали, как замёрзли. Пальцы едва нащупывали спичку в коробке. Началась всеобщая трясучка.

– По-по-по-пошли разомнёмся.

Пошли, постучались друг о друга, вроде согрелись. Сели – снова трясучка.

– Давай, может, маленько ящики покидаем?

К полудню почти всё из порученного старшиной было выполнено. Но вот прошло время обеда, а за бойцами никто не явился. И время расхода, последняя надежда, прошло. Как бы то ни было, больше пятнадцати минут сидеть не получа- лось. Работаешь, значит потеешь. Дальше можно и не объяснять. Старшина пришёл часа через два после ужина. Открывая замок, он лукаво улыбался и приговаривал: – Ой, хлопчики, хлопчики. Маи ж вы бидны. Закрутився. Як забув, як забув? Ну, казните вы мене, казните. Э-эх! Ну, як вы тут, не померзнули? Хто тут у вас старший? Матрос Гришин? Так и строй давай. У тепло, бигом у тепло.

Взгляд Ткаченко одобрительно пробежал по складу. «Во, это дело. Раза три с места на место перекидали. Хрен он у меня разберёт, где что. Скажу, порядок хотел навести, разбросано было. Всё равно в те же рты уйдёт, только теперь из моих рук».

Виктор Кузьменко Прощай, салага!

Роман
Закрыть