Бельские_просторы_№11_17_ноября_2017). Страница 25.

24 Проза углублённость молитвы бесцеремонно прерывал ритмичный стук колёс и вскрики электровозов – неподалёку проходила железная дорога. * * * Зима в том году случилась ранняя, город завалило снегом – огромные пу- шистые сугробы тянулись вдоль улиц. От этой нетронутой белизны становилось светлее и уютнее. Шёл конец октября. В тот день мне надо было сходить к маме, она жила на Кирова. Проходила мимо храма Рождества Богородицы, решила за- глянуть. Приоткрыла тяжёлую дверь, и в глаза брызнул яркий электрический свет, я даже зажмурилась. Сразу попала в гущу народа, который столпился у иконы Иверской Божией Матери. В тот день праздновалась Иверская...

Церквей много, и у каждой своё лицо, словно это разные люди. Это, как на колокольне, колоколов много, но голос у каждого колокола свой, уникальный. В 90-е годы я бегала в церковь как на свидание к любовнику, такую сладость ду- ховную я там испытывала, так рвалась туда моя душа. Сравнение не корректное, но точнее не скажешь. Что-то вдруг прорывается в тебе, и ты без этого уже не можешь. Бежишь как к колодцу, утолить жажду. Без этой воды просто высыхаешь. В середине 90-х, после большого перерыва, я вновь начала писать. Сначала пришла проза, а затем стихи. Эти свои первые вещи, написанные после такого большого перерыва, я отнесла в редакцию. И их напечатали.

Первое стихотворение я написала в детстве, в девять лет, как-то помимо воли, случайно – мне никогда не приходило в голову, что я могу сама писать. Это про- изошло в Аксаковском саду, который в то время носил имя Луначарского, на бе- регу замерзшего озера, на котором был устроен каток. Дни перед Новым годом короткие, уже немного темнело. Вокруг катка висели разноцветные мигающие лампочки, было красиво. Кататься на коньках я не умела и смотрела на детей, носившихся по тёмно-серому крепкому льду. Я стояла, смотрела и вдруг в моей голове родились рифмованные строчки… К двадцати годам у меня уже был большой архив. Я много переписывалась с подругами и со своей первой любовью. Но накануне свадьбы сожгла в печке все тетради со стихами, дневники, которые вела с двенадцати лет, письма. Смотрела на огонь, как он пляшет по моему прошлому. Но прошлое сжечь нельзя. Тогда я этого не знала.

15.09.2016–18.02.2017 г.
Закрыть