Бельские_просторы_№11_17_ноября_2017). Страница 178.

169 Елена Сафронова книжный «обеспечивает» 55-60 тысяч населения. И эта цифра – типичная сред- няя температура по больнице. Она скла- дывается из благополучных московско- питерских показателей, относительно сносных ситуаций городов, где книжных достаточно (они хотя бы на улицах вид- ны невооружённым глазом, чем меня порадовали Уфа, Чебоксары, Калининг- рад, Липецк), обидного положения дел в областных центрах, где могло бы быть и больше книжных (полумиллионная Рязань с плюс-минус восемнадцатью профессиональными книготорговыми точками), и полного провала райцен- тров, где вовсе не до книг. На рынок в субботу привезёт предприниматель из области халаты, носки и детективы в мягких обложках – вот и вся духовная пища. Не отсюда ли вытекает поваль- ное современное детское нечтение, о котором с тревогой говорят педагоги и библиотекари? Негде купить книгу, вот и не складывается к ней привычки… Или же опять действует закон курицы и яйца: не сложилось привычки читать у целого ряда поколений, потому и не покупаются книги, падают доходы у книжных магази- нов, а на рынок в райцентр из печатной продукции привозят разве что комиксы, Мураками не разойдётся?.. Ведь сейчас есть и интернет-торговля книгами, и их электронные версии, качай не хочу – но, несмотря на все эти технологические прорывы, стоны о том, что дети не чита- ют, продолжаются...

О магазинах не виртуальных. Есть и другие тонкости: книжный магазин должен отвечать ряду стандартов по пло- щади, оборудованию, ассортиментному минимуму и т.�п., из коих самый важный: доля книг в товарообороте – более 60 процентов. Визуально доля книг в товарооборо- те книжного магазина на Татарской не соответствует этому требованию. Но он официально называется «Детские това- ры, игрушки, книги». Похоже, что 60 и более процентов его ассортимента со- ставляют как раз эти товары. А может, просто так выглядит, ибо куклы, раскра- ски и прочее крупнее книжек и лучше бросаются в глаза. Однако хозяева магазина заслужива- ют похвалы: книгами торговать не броса- ют и ассортимент обновляют. «Перевес» на стороне детских книжек, хотя и выбор для взрослых (не в пошлом смысле) на- личествует. Я купила две поэтических книжки. Первая – «Не теряйте отчаянья» Евтушен- ко. О второй будем говорить в следую- щем выпуске. Евгений Евтушенко касается под- росткового нечтения в стихотворении «Два шкафа»: Мама книжки в шкафах разобрала, уезжая на фронт, чтобы петь, и своим драгоценным сопрано мне сказала: «Вот в этот – не сметь!» Жажда книг на войне не погасла в пацанах с д’Артаньяном в башках.

Я волнистым ножом для масла вскрыл со «взрослыми книгами» шкаф.

Слов «депрессия», «стресс» или «вирус» мы не знали, тем паче «мигрень», и читать что не надо – на вырост, даже Драйзера, - было не лень.

(…) Я, конечно, люблю бесконечно всех своих сыновей пятерых, имена книг любимых сердечно завещательно им повторив.

Мое детство не зря я отшмыгал.

Но вы знаете, чем я убит?

Непрочитанный «Тиль Уленшпигель» ни одним из детей не открыт. Раз уж выдающийся поэт сетует на то, что не прочитали «Уленшпигеля» его сыновья, росшие в культурной среде, что говорить об отпрысках, так скажем, се- мей порядовее?.. Социальная проблема есть, и она обозначена Евгением Алек- сандровичем в стихах. «Два шкафа» – типичное для новой книги Евтушенко стихотворение. Давай- те в его контексте рассмотрим и другие тексты.

Оно ретроспективно; последние сти- хи поэта апеллируют чаще всего к лично- му прошлому, но порой и к общему. Общее прошлое без привязки к себе любимому встретится всего один раз – в стихотворении без названия, из которого взята фраза, озаглавившая сборник: …вместо: «Вы не теряйте надежд» –
Закрыть