Бельские_просторы_№11_17_ноября_2017). Страница 177.

168 Круг чтения В 1987 году у Евтушенко в издатель- стве «Правда» вышла книга «Завтрашний ветер» – стихи, проза, очерки, путевые заметки и отрывок из романа «Ягодные места». У меня она была читана-перечи- тана. Сегодня я понимаю, что это была вполне перестроечная книга, очень ха- рактерная и для СССР конца 80-х, и для гражданско-творческой позиции поэ- та. Она бичевала всяческие недостатки строя – браконьерский лов рыбы («Бал- лада о браконьерах»), хамство бытового обслуживания («Заискиванье») и даже имманентную для советских людей необ- ходимость приспосабливаться («Компро- мисс Компромиссович»). В ней появились стихи о горьких страницах прошлого, которые буквально пятью годами рань- ше не могли быть обнародованы, а то и написаны («Баллада о штрафном баталь- оне» и тот же многострадальный «Бабий Яр»). Из «Ягодных мест» был взят в книгу самый резонёрский фрагмент, где дей- ствовал некий представитель «золотой молодёжи», высокомерно смотрящий на «простых людей» и не желающий помочь даже пожилому фронтовику, отцовскому товарищу. В ту же книгу были включены и публицистические очерки Евтушенко, очень злободневные, очень своевремен- ные, приветствовавшие «новое мышле- ние» (мем конца 80-х!). Одна из статей называлась: «Гражданственность – выс- шая форма самовыражения». Оговорка по Фрейду. С другой стороны, в «Завтрашнем ветре», несмотря на устремлённое в бу- дущее название, было много взглядов в день вчерашний. Сохранилась привер- женность советскому дискурсу – антиво- енная поэма «Мама и нейтронная бом- ба», поэма о юношеских годах Ленина, а также стихи-очерки из жизни рабочих на БАМе или ещё на каких-то комсо- мольских стройках нашей великой роди- ны. Иными словами, читателям с любой идеологической платформой Евтушенко в «Завтрашнем ветре» сумел угодить. Не уверена, что современное издание Евту- шенко «Не теряйте отчаянья» с подзаго- ловком «Новая книга. Стихи 2014–2015 гг.» так же «эластично». Этот сборник куплен для продолже- ния моего проекта «Книги и прилавки» в книжном магазине на улице Татарской в Рязани. Магазин можно было бы назвать «обыкновенным» или «заурядным» – он не «Фаланстер» с его установкой на «эли- тарное чтение» и не книжная ярмарка на Красной площади, – если бы не одно грандиозное НО. В наши дни книжный магазин в провинциальном городе, в престижном по местным меркам, и всё- таки спальном районе – явление само по себе незаурядное. Перефразируя нашего героя: «Книж- ный магазин в современной России – больше, чем магазин!» Прежде всего, это беспримерный образец стойкости и выживания, вызывающий априорное уважение в адрес его хозяина, продол- жающего торговать книгами, не пере- ходящего на более доходные товары. Впрочем, классическую строку можно произнести и так: «Книжный магазин в современной России – больше, чем книж- ный». Буквально: к благородному, но не слишком рентабельному ассортименту книг владельцы, чтобы «оживить» биз- нес, вынуждены добавлять что-то ещё. И хорошо, если это хотя бы промтовары культурно-массового назначения, а не продукты. Книжные стеллажи в больших супермаркетах, где в соседнем ряду ско- вородки, через ряд белье, а ещё через ряд спиртное, вызывают у меня амбивалет- ную реакцию – понимаю, что лучше так, чем никак, и всё же не могу отделаться от интеллигентского пиетета перед кни- гами. По мне, нельзя продавать книги штабелями, как дрова и в одном отделе с пищей не духовной! Однако торговля книгами в супермаркетах становится все популярнее. Но мы ни разу не рас- сматривали такой «прилавок» по одной причине – на нём не встретишь поэзии, за исключением, может быть, Пушкина- Лермонтова для школьной программы. В основном же в супермаркетах «идут» детективы, любовные романы и детские книги «с глазками». Вернёмся к «профильным» книжным магазинам. Профессионалы книготор- говли знают норматив, которым опреде- ляется её дееспособное состояние: один книжный магазин на 5-6 тысяч жителей. В странах Евросоюза это соотношение соблюдается. В России – с десятикратной поправкой: один специализированный
Закрыть