Бельские_просторы_№11_17_ноября_2017). Страница 165.

156 Нашему Педуниверситету полвека новые смыслы, любил язык и чувствовал его внутренность и шероховатости, по- этому с легкостью придумывал новые слова, которых не было, и как ученый придумал для них термин «эгологема». Словотворец. Когда его не стало… Не хочется го- ворить об этом. Меня пронзила тогда мысль, что мы брошенные дети. Он был подобен огромному океану, со своими подводными течениями и тварями, со своими мыслями и желаниями, он был обычным человеком, и, как это ни пара- доксально, именно в этой обычной чело- вечности он был не досягаем. Так слож- но и невозможно писать о нем, чтобы можно было хоть на шаг приблизиться к реальности. Пожалуй, мы часто так гово- рим о тех, кто ушел, речи наши помпезны и возвышенны. Но пафоса в нем как раз и не было. Я не помню тот момент, когда впер- вые пришла на заседание «Тысячелист- ника», но помню, как ходила возле эша- фота, так назывался стенд возле кафедры русского языка, где работал ДБ. Эшафот казнил и миловал, каждый мог вывесить на всеобщее обозрение свое творчество и каждый мог прочесть это. И вот я – вто- рокурсница, которая подбрасывает туда сначала стихи, а потом рассказы. Потом с Людмилой Михайловой мы все же на- брались храбрости, пришли на ЛИТО и остались. Иначе быть не могло. Он не был руководителем в типичном понима- нии, он был душой этого объединения. Никто не сможет занять это место. «Ты- сячелистник» – его творение, его мысли и ожидания. К ЛИТОвцам – студентам филфака он относился требовательнее, чем к другим студентам. Мне было стыдно не сдать у него зачет, а когда сдавала в итоге на чет- верку, то готова была провалиться сквозь землю, потому что он не ругал, а грустно смотрел: «Ну что же ты, Алина».

ДБ умел видеть плюсы в любом про- изведении, даже в том, которое мы счи- тали ужасным и пошлым. Он же давал людям уверенность в себе. Мы не пони- мали его, ну как же! Это такая бездарная бездарность, ну как же! А ДБ традицион- но задавал вопрос: «Вы пишете, когда вам плохо или хорошо?» ЛИТО «Тысячелист- ник» собирало разношерстных авторов. Традиционно после заседания мы шли к ДБ в кабинет, чтобы уже в узком кругу обсудить литературу. Он хранил все наши плакаты, которые печатал Салават Вахи- тов. Это было приглашение на обсужде- Слева направо: В. Бажанов, Л. Михайлова, Д. Масленников
Закрыть