Бельские_просторы_№11_17_ноября_2017). Страница 152.

143 Татьяна Лебедева варские» («Украинские вести». 30 авгу- ста). «Деспотизм, порабощение народов – чисто русская специальность. Русские – неисправимые империалисты. Русские никогда не были и не будут демократи- ческим народом. Утопить их, прокля- тых москалей, в их собственной крови не дано, так будем топить их в грязи» («Украинский самостийник». 2 сентября). «АБН-корреспонденц» идёт ещё дальше и призывает «бросать атомные бомбы не на Корею, Киев, Минск, Тифлис, а только на города и головы проклятых москалей». Борис Николаевский как руководи- тель крупной общественной организа- ции – Лиги борьбы за народную свободу – призывает ООН обратить внимание на действия украинских шовинистов. Реак- ции не последовало. Результаты пожина- ет сегодня украинский народ. Национализм, тем более в такой гру- бой и воинственной форме, был глубо- ко чужд Николаевскому. Наоборот, он симпатизировал людям, стремившимся расширить своё представление о мире, о культуре с помощью путешествий, зна- комств и дружбы с людьми разных на- циональностей. 26 февраля 1944 года в Париже умер Пётр Бернгардович Струве – разносторонний человек, известный политический деятель, сотрудничавший с Плехановым и Лениным. Многие зару- бежные издания дали краткие сообщения об этом. В победном сорок пятом «Новый журнал» решил рассказать о нём попод- робнее и поручил сделать это Николаев- скому. Борис Иванович отдал должное Струве-политику («Политическая дея- тельность – его страсть! Философ в поли- тике! Однолюб в политике! Но "знамёна" менял!»), однако подробно обо всём этом рассказывать читателям литературного журнала не стал. А рассказал об удиви- тельной семье Струве, члены которой во- лею судеб оказывались жителями разных стран, но всегда вносили огромный вклад в их культуру. Прадед Петра Яков Струве был директором гимназии в немецком городе Альконе, но все его сыновья уе- хали в Россию, не желая воевать с ней на стороне Наполеона. Здесь его сын Ва- силий, внук Людвиг стали директорами обсерваторий, академиками астроно- мии, а правнук Отто, эмигрировавший в США, стал президентом Международного астрономического союза. Дед героя очер- ка тоже был академиком астрономии, создателем Пулковской обсерватории. Отец Петра Струве «с отличием окон- чил Александровский лицей в 1847 году, когда там ещё всё было полно свежими воспоминаниями о другом Александре (отсюда культ Пушкина в семье). Перед ним лежала широкая дорога лёгкой ка- рьеры, но он по доброй воле отправился в далёкую Сибирь к Муравьёву (будущему Амурскому), которого как раз в том 1947 году Николай назначил генерал-губерна- тором Восточной Сибири с широчайши- ми полномочиями: вакханалия злоупо- треблений в этом далёком заброшенном крае вела к развалу, который начал ста- новиться жизненно опасным для судеб России на берегах Тихого океана».

Николаевский подчёркивает, что школа Муравьёва-Амурского стала для Бернгарда Струве не менее важной, чем лицей. В 30 лет он стал губернатором Перми, но карьера его быстро оборва- лась. Причину этого автор не берётся объяснять сам, а цитирует старшего то- варища Б.В.�Струве, поэта и публициста Ивана Аксакова, который служил в де- партаменте правительствующего сената, в министерстве внутренних дел и знал «кухню» госслужбы изнутри: «Человек примерной честности, отличных адми- нистративных способностей, оказался на русской службе неудобным: слиш- ком прям, мужествен, неподатлив. Таких служба не терпит». Так и пребывал отец героя очерка в полуопале, подрабатывая литературным трудом. Вместе с сыном декабриста Михаилом Волконским хотел писать книгу о Муравьёве-Амурском, но новая встреча с ним не состоялась: Му- равьёв умер.

Дружба с братьями Аксаковыми возбудила у Бернгарда Струве интерес к славянофильству. Братья представля- лись ему «борцами за права человека и гражданина и за национальное начало». От споров в доме на эти темы, от чтения «Вестника Европы», который выписывал отец, в сознании юного Петра Струве за- кладывался интерес к славяноведению. Вдобавок, как он сам замечал, «многое начал видеть сквозь призму щедринско- го сарказма». Таким путём, показывает Николаевский, Пётр Струве пришёл к
Закрыть