Бельские_просторы_№11_17_ноября_2017). Страница 150.

141 Татьяна Лебедева китайского революционера-демокра- та Сунь Ятсена: «Когда Япония приняла участие в мировой войне на стороне со- юзников, она упустила случай исполь- зовать золотую возможность, чтобы со- здать Азию исключительно для азиатов. Подобная Азия могла бы быть противове- сом белым, особенно англо-саксам.

Николаевский явно увлечён темой. Обычно сдержанный в выборе вырази- тельных средств, он активно использует здесь метафоры, противопоставления: Япония – «причудливое сочетание уль- тра-нового с архи-старым»; «использо- вать одну акулу против другой»; «борьба с русским медведем, перекрашенным в красный цвет» и т.п.

Ещё более ярко расцвечена метафо- рами статья «Революция в Китае, Япония и Сталин», где, наряду с советско-япон- скими отношениями, анализируются и японско-китайские: «Китай – такое ог- ромное море, что оно делает солёными все впадающие в него реки»; «Китайского пролетария, пробудившегося к созна- тельной жизни, острее всего оскорбляла бамбуковая палка в руках японского над- смотрщика. Именно она была причиной взрыва 1925 года»; «Троцкий думал, что ветер шанхайских событий дует в его паруса»; «На японских островах дают себя чувствовать симптомы социальных землетрясений». По поводу последнего высказывания даже газета «Правда» за- метила: «На фоне токийских улиц, всё ещё лежавших полуразрушенными от недавнего землетрясения, эта метафора звучала особенно удачно». Исходным тезисом статьи «Революция в Китае, Япо- ния и Сталин» является утверждение: «Сталину пришлось на собственном опы- те убедиться в дальновидности немецких геополитиков, учивших, что первым и основным условием для ведения какой- либо страной активной внешней поли- тики является создание ею «у себя дома» прочного внутреннего единства». Автор разъясняет, что в Китае такие условия не были созданы. Сунь Ятсен начал со- здавать армию и налаживать отноше- ния с небольшой тогда, в 300-400 членов, компартией, но в марте 1925 года умер. Гоминдан надеялся на быстрое развитие капитализма в стране, но рабочее дви- жение было слабо и не могло развивать- ся под «бамбуковой палкой японского надсмотрщика», а японских фабрик на территории Китая было намного боль- ше, чем принадлежавших всем другим иноземцам, вместе взятым. Политизи- роваться под «бамбуковой палкой» не удавалось. Бухарин, Рыков и Троцкий считали, что широкого демократического дви- жения в Китае придётся ждать целую историческую эпоху, Сталин же надеялся на более скорый результат. Подзужи- ваемая революционерами всех мастей, страна распалась на несколько почти не- зависимых областей. Их «милитаристы» враждовали между собой. Николаевский также обращает внимание на непредска- зуемость китайской политики: в тринад- цатом-четырнадцатом веках монголы завоевали Китай, и два-три последующих поколения монголов фактически про- должали политику завоёванной стра- ны. Новое время – ещё непредсказуемее. Политика использования «социальных землетрясений» на Дальнем Востоке на- ложилась на конфликт между Японией и Западом: Америка и Англия стали актив- но помогать Китаю в развитии промыш- ленности и торговли. Бывший премьер- министр Японии Гиити Танака предста- вил императору секретный меморандум о необходимости бороться за полное под- чинение своему влиянию Китая и рус- ского Дальнего Востока. Конечной целью этого плана было завоевание Японией мирового господства. В 1927 году Танака умер. Его политику продолжил военный министр Есукэ Мацуока, настаивавший на немедленном заключении военного пакта между Германией и Японией. О дальнейшем развитии событий на Даль- нем Востоке подробно рассказывается в последней публикации цикла «Внешняя политика Москвы».

Статья «Как Япония пришла к вой- не» была опубликована в двух уже по- слевоенных номерах «Нового журнала», многое стало ясным, близился суд Меж- дународного военного трибунала для Дальнего Востока, где Мацуока был пред- ставлен как один из главных военных преступников, и Николаевскому было важно показать, что именно Мацуока долгое время был главным поджигателем войны на Дальнем Востоке. Император
Закрыть