Бельские_просторы_№11_17_ноября_2017). Страница 14.

13 Светлана Смирнова дрые военные марши, люди пели песни, но когда исполнялся марш «Прощание славянки», отчего-то хотелось плакать. Вечером обычно приходили гости.

КОНФЕТЫ ИЗ БУФЕТА В маленькой боковой комнатушке, с отдельным входом из прихожей, жила баба Стеша, вторая жена моего деда, с которой он к тому времени был в разводе. Она работала медсестрой в Совбольнице, а затем в онкодиспансере. Носила гладкую причёску, курила «Беломор», была прямолинейна и справедли- ва. В годы войны она работала хирургической сестрой в военно-полевом госпитале на передовой. Одна обслуживала палату, в которой было размещено 150 раненых. Личный состав госпиталя и раненые её называли матерью. А ей было всего-то тридцать три года. Была представлена к награде орденом «Красная Звезда», но тыловое начальство решило по-своему и её наградили ме- далью «За отвагу».

Война сформировала её характер. Я всегда, даже маленьким ребёнком, её ува- жала. Дети видят всё, перед ними словно разыгрывается спектакль на большой сцене. Не имея жизненного опыта, они всё видят чистым незамутнённым взором. Для них жизнь – первозданна. Они словно камертон чувствуют малейшую ложь, их оскорбляет мелочная хитрость, неискренность взрослых. Помню, как я иногда стеснялась за мать.

Однажды, приехала к нам из Иркутска сноха бабы Стеши, тётя Маша, жена дяди Юры. Приехала почему-то одна. Может, это было уже после гибели дяди Юры? Привезла хорошие дорогие конфеты «Мишка на Севере» в красивых ярко- голубых обёртках. Баба Стеша, убирая конфеты в буфет на самую верхнюю полку, говорила гостье: «Эти дети везде залезут. Такие невоспитанные!» Тёте Маше это не понравилось, я видела это по её лицу. Она попыталась что-то возразить, но под напором све- крови умолкла. Мне стало так обидно, я не знала, что она о нас так думает. Ведь мы ничего не брали без спроса. Помню, поехали мы на выходные в сад к папиному сослуживцу. Когда нам показывали сад, мы плелись за взрослыми. И вдруг я увидела грядку с крупной клубникой. Ягоды так заманчиво выглядывали из-под листьев, были такими ароматными, что я не удержалась, сорвала одну и съела. Потом меня му- чил стыд, я не знала, как об этом рассказать родителям. Ведь я впервые в жизни так поступила. * * * …Я проснулась глубокой ночью и вдруг поняла, что когда-нибудь умру. Может быть, эта мысль меня и разбудила? Все спали. Я лежала в густой тьме, в полной тишине, смотрела в потолок и ощущала себя частицей космоса, маленькой пы- линкой.

Я была одна. Мне было тринадцать лет.

Иногда в детстве приходят неожиданные, как удар молнии, озарения.
Закрыть