Бельские_просторы_№11_17_ноября_2017). Страница 101.

100 Проза – Пиши: с Указом Президиума ВС СССР от такого-то такого-то ознакомлен. Написал? Подпись. Старший матрос Дорошко. Так, теперь это, – он передал оче- редную книжку, это был Дисциплинарный устав. Глава третья, подчёркнуты сорок пятый и сорок шестой пункты.

Виталик читал: «Военнослужащие за совершенные ими преступления несут уголовную ответственность в соответствии с действующим законодательством.

В тех случаях, когда за совершенное воинское преступление соответствующим законом предусмотрена возможность применения мер дисциплинарного воз- действия, командир (начальник), учитывая обстоятельства и последствия этого преступления, решает передать материал на виновное лицо военному проку- рору или ограничиться дисциплинарным взысканием. Решение этого вопроса и определение самой меры дисциплинарного взыскания принадлежат в таком случае тому командиру (начальнику), от которого по закону зависит передача материалов военному прокурору.

Военнослужащий, подвергнутый дисциплинарному взысканию за совершен- ное преступление, не освобождается от уголовной ответственности».

– Прочитал.

– Пиши на другом листке: число, время. С главой третьей Дисциплинарного устава ознакомлен. Ознакомлен? Ну, вот. Подписывай.

Дальше он протянул Устав корабельной службы, Уголовный кодекс и ещё ка- кой-то страшный закон, по которому Виталика следовало немедленно расстрелять за содеянное. Когда все бумаги были подписаны, Сердюк собрал их в стопку и, пристукнув ладонью сверху, довольно произнёс: – Слушай сюда, сучок. Я могу сейчас эти твои каракули снести во-он в ту ком- натку и отдать особистам. Им они очень понравятся, это уж ты мне поверь, ста- рому. Они тебя заодно с нашими пиндострадальцами и ублюдками вшивыми так утюкают, что мать родная не дождётся. Но я так не поступлю, – он повернулся к открытому сейфу, – я это положу вот сюда. Если ты вздумаешь хоть один только раз ослушаться меня… Ну, ты понимаешь, да? Мало того, я скоро уволюсь. Так вот, бумажки эти я передам тому, кто придёт вместо меня. Всё. Свободен.

Виталик, до конца не осознавая, что на самом деле произошло, выпалил: «Есть!» и выскочил из штаба.

30 Новое ЧП не заставило себя ждать. Кто-то из офицеров наткнулся на два ог- ромных ящика, что стояли недалеко от складских ангаров. Стояли себе и стояли. На них уже никто и внимания не обращал. Чёрт дёрнул полезть с маркировками разбираться. Ба, так это аэросани! Собирай в кучу и зимой пользуйся. Доложили командиру, получили добро, вскрыли, а мотора тю-тю, как и не было. Куда, кому на Девятке можно спихнуть мотор от легкового «газа»? От двадцать четвёртой «Волги». В масле. Получалось, можно. И куда понятно. Только уже не до этого. Столько гражданских сухогрузов повалило, что за неделю на рейде собралась целая очередь. В режиме аврала работали все без исключения. Офицеры, кроме своих обязанностей, назначались ответственными за разгрузку, перевозку и при- ём. Рядовой состав разбили по бригадам. Даже те, у кого были вахты на жизненно важных объектах, попадали в трюмы и на склады. Спали по допустимому уставом расписанию – четыре часа на сон, восемь на работы. Гарнизон походил на мура- вейник. Всё двигалось, шевелилось, таскало, возило, разгружало, загружало. День
Закрыть