Бельские_просторы_№08_(07_августа_2019). Страница 98.

97 Геннадий Евдакимов Когда Зорин совсем смирился с�потерей, зазвонил телефон. Номер был не- знакомый.

— Слушаю.

Молчание. У�него заколотилось сердце.

— Дина, это ты… — догадался он. — Где ты? Что с�тобой?

— Все нормально, родной, все нормально… — торопливо ответила она. — Я�все тебе расскажу.

— Ради Бога, что с�тобой?! Нам надо встретиться! Скажи, куда мне придти?

— Я сама приду к�тебе, обязательно приду… Только ты не уходи… жди меня… жди… самое позднее в�одиннадцать… будешь ждать?

— Что с�тобой?

— Все расскажу… все… только жди! Ты будешь меня ждать?

Он не успел ответить: Дина отключила телефон.

Слава Богу, она жива! Жива… жива… И�она его любит! Он почувствовал это в�ее голосе. Родной… родной… Как долго он ждал таких слов! Теперь все будет по- другому. Непонятное, страшное пройдет мимо, исчезнет. Они со всем справятся, с�любой бедой, и�больше никогда не расстанутся… Никогда! Никогда!

Зорин несколько раз пытался звонить ей по новому номеру, но в�ответ слы- шалось: «В�настоящий момент абонент недоступен».

Зорин немного успокоился. Что ему оставалось? Только ждать. До одиннадцати оставалось три часа. Он надеялся, что Дина придет раньше.

Зорин бесцельно походил по квартире, потом сел на диван, открыл какую- то книгу, попробовал читать. Он видел белый прямоугольник страницы, буквы, слова, но никак не мог понять смысл прочитанных фраз. Он сварил кофе, затем взглянул на ходики, висевшие над диваном. Часы были неумолимы. После звонка прошло двадцать минут.

Время, которое прежде неудержимым потоком несло Зорина в�будущее, с�каж- дым годом все быстрее и�быстрее, теперь стало густым и�вязким и�ползло, подобно вулканической лаве, едва заметно.

От нервной маеты напала зевота.

Зорин опять опустился на диван.

Он долго сидел, склонив голову, и�вдруг почувствовал, что на него кто-то смо- трит. Стало страшно.

С�усилием Зорин поднял взгляд и�обомлел.

Неделю назад он купил футляр для стояка в�ванной: надоел оседающий на нем конденсат. Черная гибкая труба валялась на полу, дожидаясь того времени, когда хозяин квартиры, наконец, разберется со своими проблемами.

Сейчас вместо двухметровой трубы лежал, свернувшись спиралью, толстый, аспидно-черный змей, с�желтым пятном на темени. Голова его покоилась на вит- ках длинного чешуйчатого тела, а�взгляд уперся прямо в�Зорина.

Несмотря на несходство в�размерах, это был тот самый змей, который сожрал Грязного Визга.

Змей смотрел на Зорина, не мигая, и�черные зрачки обещали Зорину по- кой и� забытье. Змей шевельнулся, открыл пасть, и� Зорин увидел темный зев. Бездонный провал приближался, рос в�размерах. Каким-то неземным, из черных космических глубин, холодом и�невыразимым ужасом пахнуло на Зорина в�это мгновение. Ледяные тиски сковали сердце, Зорин замер на вдохе, не в�силах пошевелить ни одной мышцей. Через пару секунд отпустило, и�Зорин закричал.

Он проснулся с�бешено колотящимся сердцем. Труба валялась на полу.

4 «Бельские просторы»
Закрыть