Бельские_просторы_№08_(07_августа_2019). Страница 97.

96 Проза неприятно такое слышать, но этот вариант возможен, хотя маловероятен. Есть и�другие объяснения.

Зорину хватило первых двух.

— А где она сейчас? — с�волнением спросил Зорин.

— Мы предполагаем, что Дина Александровна вместе с�Заремой сейчас в�го- роде. Адрес не спрашивайте, мы его не знаем.

Владимир Егорович положил фотографии в�папку. Разговор подходил к�концу.

— Хочу вам задать, может быть, главный вопрос, Дмитрий Сергеевич. Заранее извините. И�ваше право не отвечать на него. В�ваших чувствах к�Дине Алексан- дровне мы не сомневаемся. А�она вас любит?

Это был действительно главный вопрос — для самого Зорина. У�него не было ответа. Сейчас, когда его спросили напрямую, он не мог сказать с�уверенностью: да, она меня любит.

Любила ли Дина вообще кого-нибудь? И�на этот вопрос Зорин не мог себе ответить.

— Почему вы спрашиваете?

— Если Дина Александровна вас действительно любит, она человек не без- надежный.

Зорин ничего не ответил Владимиру Егоровичу.

Он вышел из кабинета, и�странное чувство охватило его.

Сейчас, за дверями кабинета, разговор с�сотрудниками спецслужбы показал- ся Зорину сценой из какого-то сериала с�надуманным сюжетом. Конечно, он не смотрел на жизнь сквозь розовые очки и�знал, что в�мире существует все то, о�чем говорил Владимир Егорович. Да, он слышал о�террористах, о�проданных в�рабство женщинах, о�кровавых конфликтах, о�многих других фактах, не красящих человека — но все подобные вещи не касались его непосредственно, они происходили где- то далеко, он узнавал о�них из телевизионных передач и�газетных страниц, и�от них всегда можно было отстраниться, выключив телевизор или отложив газету. Зорин понимал, что с�ним встречались серьезные люди, не склонные к�фан- тазированию, но ведь и�умные люди ошибаются! Дина работала в�такой обла- сти, где, конечно же, возможны встречи с�самыми разными людьми, в�том числе и�небезгрешными. Но это не значит, что она вовлечена в�какую-то преступную деятельность. Мало ли какие негодяи пройдут рядом с�тобой. Каждому в�душу не заглянешь, подноготную не узнаешь. Вербовщики, моджахеды и�Дина — их со- вместить нельзя! Скоро все выяснится. Главное, Дина жива. Почему она исчезла и�не дает о�себе знать? — этот вопрос иногда быстрой неясной тенью мелькал в�голове, но Зорин отгонял его, боясь снова погрузиться в�нервную, изматываю- щую напряженность и�души и�тела.

Дома, после репетиции, он вскипятил чайник, приготовил кофе, достал из холодильника плавленый сырок, разрезал его, не снимая обертки. Фольга легко отходила от вкусной сытной мякоти.

Он откусывал сырок, запивал его горячим, сладким кофе и�наслаждался про- стым, как в�детстве, вкусом.

Оставался последний кусочек.

Зорин отвернул обертку и�прищурился. В�уголке что-то чернело.

Он поднес сыр к�носу. Пахло плесенью.

Ему захотелось нажать на кнопку и�переключиться на другую программу: ржу- щую, бездумную, не бередящую душу.

Молчали все: и�сама Дина, и�ее родители, и�подруга, и�Владимир Егорович. Так прошел месяц.

Закрыть