Бельские_просторы_№08_(07_августа_2019). Страница 86.

85 Геннадий Евдакимов Сейчас она меньше всего походила на солнышко, скорее на луну — стылую, беззвучную, мертвую.

Он развернул Дину лицом к�себе, она уткнулась в�его грудь.

— Не отпускай меня… не отпускай, — шептала она чуть слышно.

— Все будет хорошо, солнышко… Все будет хорошо… — шептал он ей в�ответ и�сам себе не верил.

Он обнимал Дину, чувствовал, как вздрагивают под ладонями её лопатки, и�понимал, что в�его жизнь входит какая-то грозная, неведомая и�неотвратимая реальность.

Дина не хотела больше оставаться в�Москве. Перечить ей Зорин не стал, и�они вернулись домой на день раньше. Дина осталась у�Зорина на ночь — наверное, понимала, что Зорин обижен, и�хотела как-то сгладить возникшую между ними напряженность.

Ночью Дина была нежна и�покорна.

Утром она уехала, вечером он ей позвонил.

— Как ты?

— Все хорошо, — голос был усталый.

— Не очень верится.

— Это все женская физиология. А�в�остальном я�в�порядке.

Зорин успокоился. И�все же ночью, проснувшись внезапно от какого-то страш- ного сна с�колотящимся сердцем, он решил позвонить ей ранним утром, чего прежде никогда не делал.

Утром на его звонок спокойный голос сообщил, что абонент недоступен. Зорин перезвонил, потом еще раз, потом еще и�еще… Дина молчала.

Возможно, что-то с�телефоном, предположил Зорин. Он написал ей, но ответа не дождался.

Два дня он держался, но потом паника смела его видимое спокойствие. Он поехал к�ней на квартиру, долго звонил в�дверь — но тщетно.

На обратном пути Зорин заехал в�офис Дины. Девушка-клерк удивленно спро- сила: «А�разве Дина Александровна вернулась из Москвы?».

Повторялась московская история, но сейчас Зорина пугала странность исчез- новения Дины. Для него не было ни причины, ни повода.

Через несколько дней Зорин стал вздрагивать от каждого телефонного звонка.

Неожиданная уличная встреча напугала Зорина.

Он стоял на перекрестке, у�светофора, когда кто-то сзади тронул его за руку. Зорин оглянулся. Рядом стоял Петюня.

Впервые Зорин встретил Петюню года три назад в�церкви, когда после долгого перерыва решил посетить службу. Он пришел в�церковь загодя, встал с�правой стороны; тихая, благоговейная атмосфера постепенно окутала его.

Церковь заполнялась, подошедшие окружали Зорина. С�хоров полилась му- зыка, сначала тихо, а�потом все громче. Когда зазвучала любимая «Да испра- вится молитва моя» Чеснокова, Зорин почувствовал, что его глаза увлажняются и�с�ресниц готова сорваться слеза. Чуть смущаясь своей сентиментальности, он опустил голову.

Кто-то встал перед ним, но не как все, лицом к�алтарю. Зорин увидел носки стоптанных старых ботинок, выглядывающие из неглаженых, мешковатых шта- нин. Он поднял голову. Перед ним стоял мужчина лет сорока, длинноносый, с�одут-
Закрыть