Бельские_просторы_№08_(07_августа_2019). Страница 80.

79 Геннадий Евдакимов валась с�продавцом, держа в�руках какую-то мелкую вещицу. На заднем плане, среди туристов, забивших узкий переулок, светилось раньше незамеченное рыжее пятно. Крафт!

Потом пришло сомнение.

Зорин увеличил фотографию до предела, но изображение размылось, стало нечётким, и�он так и�не смог определить, что мужчина на снимке — это Крафт.

С�бьющимся сердцем Зорин позвонил Дине.

— Ты ездила с�Крафтом?

— С чего ты взял? — чуть помолчав, спросила она.

— Он у�тебя на снимке.

— На каком?

— Там, где ты торгуешься с�продавцом.

Дина замолчала — похоже, искала снимок на своем телефоне.

— И где же ты увидел Крафта?

— Не прикидывайся, — сорвался Зорин на грубость. — Он в�толпе!

— Не кричи на меня… — тихо сказала она. — На меня никто никогда не кричал. Я�ездила с�Заремой.

— Ты не говорила, что едешь с�Заремой.

— Ты не спрашивал.

Он действительно не спрашивал.

— Успокойся. Я�тебе уже говорила: Деймон — друг Заремы.

Он так и�не понял, подтвердила она или опровергла то, что вместе с�ней в�Дубае находился Крафт. Ее ответ был словно смутный образ рыжеволосого мужчины на злосчастной фотографии: чем больше вдумывался Зорин в�слова Дины, тем смут- нее и�двусмысленнее они казались. То, что Дина упомянула о�подруге, нисколько не уменьшило его подозрения — Заремы на фотографиях не было, а�Крафт, или, во всяком случае, мужчина, похожий на него, был. Теперь объяснялось и�ее не- желание встретиться: возможно, причина таилась не в�болезни, а�в�новом — или старом? — увлечении Дины.

Зорин напился до беспамятства, чего с�ним давно не было, и�в�пьяном угаре, путая явь с�алкогольными кошмарами и�едва ворочая языком, наговорил Дине по телефону кучу гадостей.

Утром он проснулся с�больной головой, вспомнил вчерашний день и�чуть не застонал от стыда.

Все его попытки извиниться остались безрезультатными. Он пытался звонить Дине — его номер оказался заблокированным, писал на ее электронную почту — молчание.

Однажды телефон отозвался.

— Слушаю.

У�Зорина пересохло горло.

— Здравствуй, Дина, — прохрипел он. — Я�скучаю без тебя.

— Я пыталась строить с�тобой отношения, — ее слова были сухи, формальны и�не похожи на те, что когда-то, при первой встрече, ставили его в�тупик своей прямотой и�искренностью.

— Я не умею строить. Я�не знаю, как надо строить отношения — я�просто тебя люблю.

— Любить — значит оскорблять?

— Нет, любить — значит прощать.

Она молчала.

— Прощать? Чтобы снова получать оскорбления? — наконец услышал он.

Закрыть