Бельские_просторы_№08_(07_августа_2019). Страница 79.

78 Проза прошлого Зорин, какие-то русские слова знал Крафт и�произносил их, страшно коверкая, но все же понятно и�наконец выручал язык жестов.

В�филармонии на входе, у�рамки металлоискателя, стоял знакомый охранник.

— Иностранец? — с�любопытством спросил он, глядя на Крафта.

Зорин объяснил цель прихода.

— Наркотики? Взрывчатка? Оружие? — шутливо спросил охранник, обратив- шись к�Крафту, и�жестами изобразил и�укол, и�взрыв, и�стрельбу из автомата. — Кайф? Бух-бух? Пиф-паф?

Крафт засмеялся.

— Кардиостимулятор?

Зорин вопросительно взглянул на Крафта. Тот понял, о� чем идет речь («cardiostimulator?») и�отрицательно покачал головой.

— Тогда прошу, — охранник приглашающим жестом показал на рамку.

Металлоискатель молчал.

— Он выключен, — рассмеялся охранник. — Профилактика.

Отсутствие Дины избавило Зорина от продолжительных объяснений, и�он про- вел экскурсию по филармонии почти галопом. Через час он отделался от Крафта, отвезя его в�гостиницу.

Звонить Дине Зорин не стал — пусть компаньон рассказывает.

Но и�Дина молчала. Зорин понимал: сейчас она ждет его реакции и�думает, как объяснить ситуацию в�офисе.

Через два дня Дина наконец позвонила: — Дима, нам надо встретиться. Я�могу к�тебе приехать?

— Приезжай. Я�дома.

Через полчаса она была у�него, прошла в�зал, не разуваясь, села на диван.

Она прекрасно понимала причину его молчания.

— Дима, что за глупости! Это мой деловой партнер! Мы с�ним даже парой слов не обмолвились! Я�ему чашки чая не налила. И�вообще у�меня принцип: не водиться с�женатыми мужчинами.

Зорин слушал Дину и�не верил ей: мизансцена была двусмысленной и�какой- то непростой разговор между ней и�Крафтом был. Но он понимал: скажи она правду — и,�вполне возможно, налаженным отношениям пришел бы конец. Он приглушил свою ревность, загнал ее куда-то вглубь души.

Все наладилось, их отношения вернулись в�прежнее русло. Крафт больше не появлялся, и�Зорин успокоился. Как оказалось, только на время.

На Новый год Дина уехала в�Дубай и,�пробыв там рождественские каникулы, вернулась простуженной: сказались кондиционеры отеля. Зорин хотел приехать к�ней, но она мягко отказала: «Не хочу, чтобы ты видел меня такой».

Он скучал без Дины. Нестерпимо хотелось услышать рядом слегка грассиру- ющий голос, закопаться лицом в�волосы, вдохнуть аромат ее духов. Телефонных разговоров и�переписки не хватало.

Когда тоска стала невыносимой, он открыл альбом ее фотографий в�смартфоне.

В�который раз Зорин листал и�старые снимки, и�фотографии, присланные Ди- ной из Дубая. Обычные сюжеты, обожаемые туристами: Дина на фоне белоснеж- ных минаретов, вся в�черном, в�хиджабе; Бурдж-Халифа с�нескольких ракурсов, дельфинарий, Золотой рынок… И�вдруг он вздрогнул, словно кто-то неожиданно ударил в�литавры прямо у�него под ухом! Он смотрел на снимок и�чувствовал, как пульсирует кровь в�ви- сках — точно так, как тогда, у�восточного ресторанчика. На снимке Дина торго-
Закрыть