Бельские_просторы_№08_(07_августа_2019). Страница 44.

43 Алия Саматова — Собираешься растить чужого ребенка? Мне нужен родной внук, а�не на- гулянный отпрыск! — ругалась мать.

Но он ответил: — Я люблю Сагиру, мама! — и�привел жену в�дом.

Та зима показалась Сагире особенно долгой. Хоть Гафур был ей и�не по душе, подчинилась судьбе, терпела и�язвительные слова свекрови, которая только и�но- ровила уколоть ее. Плакала от бессилия и�кулачками била по округлившемуся животу. Всей душой она хотела только одного — чтобы этот ребенок не появился на свет. Мылась в�горячей бане, так как слышала от старших, что это один из способов избавления от нежеланной беременности. Карима, которая считала и�себя вино- ватой в�беде подруги, поделилась, что некоторые вызывают выкидыш отваром пижмы. Сагира попробовала пить отвар этих желтых цветков. Но, как бы она ни старалась, не смогла вытравить ребенка — он всеми силами уцепился за жизнь.

Сердце Биргали-агая не выдержало таких испытаний. Он покинул мир совсем неожиданно. Рано утром затопил печку, так как всю ночь бушевала метель и�вы- студила дом, и�решил немного полежать. Но больше так и�не поднялся с�постели.

Вся деревня пришла провожать его в�последний путь. Кто-то выражал сочув- ствие безутешно рыдающей Сагире, а�другие отворачивались, обвиняя ее в�смерти отца.

Асма-апай осталась одна, и� Сагира до конца зимы решила пожить вместе с�мамой. Гафур успевал управляться на обох подворьях, не зная усталости. Ведь в�деревне всегда много дел, которые требуют мужских рук.

Как говорится, слово и�лечит, и�калечит. И�тут нашлись любители брызгать ядом по любому поводу. Кое-кто стал язвить в�адрес Гафура, который чаще задерживался в�доме тещи: «Слышали, Гафур записался в�невестки». Конечно, поначалу Гафур не обращал внимания на эти сплетни, он радовался, что может быть опорой для любимой. Но, как известно, вода камень точит… Наступила дружная весна. Сагира любит это время года, когда природа просы- пается, обновляется, солнце греет все сильнее с�каждым днем. Она с�нетерпением ждала появления первых цветов. Затем забралась на чердак сарая и�собрала среди сухой травы увядшие цветы, чтобы поставить их в�воду. Хоть и�знала, что они уже не оживут. У�сорванного цветка нет другого пути, кроме увядания. Какой же она была до этого наивной и�беспечной… — Лед тронулся!

— Ледоход начинается!

Сагира подошла к�окну, услышав голоса на улице. Ежегодно ледоход на Инзере становится большим событием для деревни, и�все сельчане выходят полюбоваться этим зрелищем. Сначала образуется затор, затем лед медленно трогается с�места. Большие льдины, расталкивая друг друга, наперегонки устремляются вперед. Ино- гда они наползают даже на берег, образуя целые торосы. Самое опасное во время ледохода случается тогда, когда толстые льдины образуют плотную пробку на реч- ном изгибе и�вода выходит из берегов, затапливая улицы и�погреба. В�этом году снег таял дружно, поэтому речное русло было заполнено водой, и�лед ушел безо всякой задержки. «Слава Аллаху, в�этом году все прошло спокойно», — молились старожилы, сидя на скамейках у�ворот. А�дети и�молодежь недовольно махнули рукой: «Да ну, ничего интересного».

Когда народ разошелся по домам, Сагира вышла на улицу и�направилась к�ви- сячему мосту. Шла, с�удивлением разглядывая целые горы толстого льда, и�сама не заметила, как дошла до моста. Она постояла, с�восхищением и�опаской оглядывая просторы широко разлившейся реки. Игривые волны, казалось, звали ее с�собой:
Закрыть