Бельские_просторы_№08_(07_августа_2019). Страница 38.

37 Алия Саматова — Я никуда не пойду, мама, скажи им, что я�у�себя дома. Мама, я�хочу остаться с�тобой.

Мужчина начал отрывать от матери руки мальчика.

— Мама, не надо мне никаких вкусняшек. Мне нужна ты, мамочка! Скажи им. Я�хочу быть твоим сыном. Мама, я�буду смотреть за цыплятами, не позволю курице клевать их.

Силой оторвав Муталлапа от окаменевшей матери, мужчина на руках унес его из дома.

— Мама, мамочка… Не отдавай меня им, мама-а-а!!!

Только когда гости покинули дом, до разума застывшей, словно каменное из- ваяние, Сагиры дошел смысл последних душераздирающих слов Муталлапа. Дома осталось лишь два покойника: только что покинувший этот мир цыпленок и�«жи- вой труп» Сагиры. Она уже не услышала жуткого воя и�безутешного поскуливания Актырнака. Откуда-то из-за гор донесся тоскливый призыв кукушки. Ку-ку, ку-ку… * * * …Летнее утро, наполненное солнечным светом, пронизанное пением птиц. На небе ни облачка, умытые утренней росой травы наполняют воздух благоуханием, со цветка на цветок перелетают бабочки, догоняя друг друга, пчелы собирают нектар с�цветущих лип. Грешно было бы проспать такое утро. Сагира тоже про- снулась, почувствовав первый же луч солнца на своем лице, и�погрузилась в�мир грез, слушая щебет птиц. Сегодня она договорилась с�подругой пойти по ягоды, Карима не заставит долго себя ждать, скоро появится. Ведь она не ходит, а�летает. Все же Сагира не торопилась вставать, продолжала нежиться в�постели. Так хорошо летом спать в�чулане. Она любит прислушиваться ко всем звукам, придающим особые краски этому летнему утру. Вот мама доит корову, а�потом папа выгоняет скот на улицу, по которой проходит все сельское стадо. Звук бьющей о�подойник струи молока, протянувшейся белым лучом, подобен утренней песне. А�блеяние овечек, мычание коров, удаляющихся в�сторону леса, звучат завершающей пар- тией утренней симфонии.

Сагира слышала, как мать зашла в�чулан, процедила молоко, тихо прошла в�летний домик, и�с�нетерпением ждала, когда мама подойдет к�ней, пахнущими молоком руками погладит ее по черным волосам. Наконец настал этот самый сладостный момент в�жизни: мама присела к�ней на кровать.

— Даруй Аллах счастья, здоровья, благонравия и�долголетия моей дочери. Дай здоровья и�нам, чтобы довелось дожить до счастливого будущего нашего единственного ребенка.

Сагира прижала теплые руки мамы к�своей груди: — Спасибо, мама.

Почувствовав, как дрогнул голос матери при словах «единственного ребенка», она быстро открыла глаза, чтобы мама не расплакалась. Дети Асмы-апай и�Бирга- ли-агая, родившиеся до Сагиры, отчего-то не выживали. Рождались мертвыми или умирали сразу после родов. Старожилы посоветовали им «выкупить» очередного своего малыша согласно старинным обычаям. И,�когда родилась Сагира, пови- вальная бабка вынесла малютку из дома и�через окно «продала» ее Биргали-агаю за один платок. Вымоленная таким образом у�Всевышнего дочь выжила и�стала расти на радость родителям, Асма-апай и�Биргали-агай надышаться на нее не могли. Окружили любовью и�заботой, чтобы в�старости она стала их опорой, на- деждой и�отрадой.

Закрыть