Бельские_просторы_№08_(07_августа_2019). Страница 196.

187 Игорь Фролов по�Луне в�ожидании прилета гостей, который мог�бы проконтролировать и�сообщить куда надо о�том, что было на�самом деле. «Луноход-1» прорабо- тал на�Луне больше десяти месяцев, проехал больше десяти километров. Он исследовал не�Море Спокойствия, а�Море Дождей, но,�как мне кажет- ся, эта упорная глазастая черепаха, движущаяся хоть и�медленно, но�без устали, изрядно напугала наших аме- риканских друзей, у�которых в�Море Спокойствия были заявленные следы от�двух экспедиций. И�кто даст га- рантию, что русские не�обманули, — в�этом мире кто не�обманывает, тот не�ест, — и�на�самом деле их тачанка едет именно в�Море Спокойствия?

Через год на�окололунную орбиту вышла и�проработала на�ней 13 меся- цев «Луна-19». Это был тяжелый лун- ный спутник — более четырех тонн ве- сом, и�его задачей было сканирование лунной поверхности двумя оптико- механическими телекамерами с�углом зрения 185 градусов — в�периселении станция сближалась с�Луной до�высоты всего 16 километров. Понятное дело, при таком откровенном контроле — и�с�поверхности, и�с�низкой орбиты — наши партнеры, как принято говорить сегодня, чувствовали себя буквально голыми.

«Луна-20» в�феврале 1972-го до- ставила с�Луны еще порцию реголита, а�в�январе 73-го «Луна-22» доставила на�Луну «Луноход-2». Он прошел 37�км и�по�официальной версии перестал функционировать, зацепив крышкой с�солнечной батареей край кратера, запылил приборы и�умер. Есть версия, что он двигался в�сторону посадки «Аполлона-17», прошел четверть пути и,�если�бы не�досадное происшествие, мог� бы добраться до� цели, чтобы встретиться — или не�встретиться — там со�своим потомком — луномоби- лем, на�котором рассекали лунную пыль астронавты двух последних экс- педиций.

ВЫСОКИЕ ОТНОШЕНИЯ Кажется, мы набрали достаточно неоднозначных, но�интересных фак- тов, для того чтобы понять, почему в�мае 1972�года состоялась встреча на�высшем уровне, — в�Москву при- летел президент США Ричард Никсон. Причем поначалу встреча была явно с�перекосом высот — Никсона встрети- ли Подгорный и�Косыгин, а�не�Бреж- нев. С� формальной точки зрения, председатель Верховного Совета СССР Подгорный был, по�западным меркам, президентом, как и�Никсон, а�Косы- гин — премьер-министром. Но,�конеч- но, на�равных с�Никсоном должен был разговаривать Брежнев. Спустя неко- торое время они встретились и�все об- говорили. Итогом того саммита стала знаменитая политика разрядки, вер- шиной которой, в�свою очередь, стал совместный полет кораблей «Союз» и�«Аполлон» в�июле 1975�года. Во�время саммита-72 решение о�рукопожатии на�орбите было окончательно утверж- дено в�рамках подписанного соглаше- ния о�космическом сотрудничестве двух держав. Тогда вообще много чего было подписано — и�тот интересный период отношений СССР и�США еще ждет своего глубокого и�вдумчивого исследователя. Мы�же ограничимся очень коротким списком преферен- ций, полученных Советским Союзом сразу после поражения в�лунной гон- ке — как-то так совпало.

Высокие стороны впервые при- знали военный и�политический па- ритет — конечно, здесь именно СССР догнал Америку, считавшую себя един- ственной. Были заключены договоры по�ограничению стратегических во- оружений и�ПРО, что положило начало политике разрядки, — и�чего добивал- ся СССР. Соглашения по�научно-тех- ническому сотрудничеству, экологии, торговой деятельности, удачный торг по�ленд-лизу, за�который мы все еще были должны 1,2 млрд. долларов — нам
Закрыть