Бельские_просторы_№08_(07_августа_2019). Страница 194.

185 Игорь Фролов переходят в�лунный модуль, стоя в�нем плечом к�плечу, огибают Луну и�воз- вращаются к�Земле, снова переходят в�командный модуль, отстыковывают весь балласт и�благополучно приво- дняются. Конечно, просмотрев этот волнующий фильм, американские зри- тели прониклись мужеством астронав- тов, их готовностью рисковать жизнью ради Америки, — а�то�ведь казалось, что космос больно легко пошел, все там уже отработано до�скуки. Полет «тринадцатого» освежил образ лунной программы Америки в�глазах самой Америки, сделал его глубже, дал добро еще на�четыре экспедиции.

Мне хочется задать устроителям только один вопрос — знают�ли они, сколько «весит» взрыв 130-литрового баллона жидкого кислорода в�тротило- вом эквиваленте? Молчат, не�дают от- вета. Отвечу за�них: пять килограммов тротила. А�пять килограммов троти- ла — это нормальная противотанковая мина. Я�видел результат наезда на�про- тивотанковую мину и�танка, и�БМП-2 с�днищем, прикрытым 8-миллиметро- вой броней, — разорванные гусеницы и�дыры в�днищах — само собой, есть еще сильнейшая контузия экипажа при закрытых люках. Мне почему-то кажется, что в�момент взрыва астро- навты не�сидели на�броне, свесив ноги в�открытый люк, — хотя, зная о�началь- ных трех чертовых дюжинах, 13�апреля могли�бы и�вылезти на�всякий случай.

Военная ассоциация возникла у�автора не�случайно. Дело в�том, что 14�апреля, когда полуразрушенный «Аполлон» огибал Луну и�устремлялся к�Земле, там, на�Земле, начались самые масштабные в�истории военно-мор- ских флотов всех времен и�народов учения ВМФ СССР под кодовым на- званием «Океан». Открытые источни- ки сообщают, что манёвры охватили акватории двух океанов (Атлантиче- ского и�Тихого) и�прилегающих к�ним морей (Баренцева, Норвежского, Се- верного, Охотского, Японского, Фи- липпинского, Средиземного, Чёрного и�Балтийского). Большинство учебных задач планом манёвров предполага- лось решать в�районах открытого моря, в�стороне от�основных путей судоход- ства, при строгом соблюдении норм международного права. На�периоды проведения боевых стрельб районы, где последние должны были прохо- дить, заблаговременно установлен- ным порядком объявлялись времен- но опасными для плавания и�полётов гражданской авиации. Отметим, что вторжение сотен военных надводных и�подводных кораблей в�океаны и�моря началось по�совпадению в�момент по- ворота «Аполлона-13» к�Земле. Чтобы было понятнее — космический корабль летел в�Тихий океан (там всегда при- воднялись «Аполлоны» с�невероятной точностью — несколько километров от�ждущего их американского корабля) из�космоса, а�советская армада двига- лась туда�же — и�в�Атлантику на�всякий случай — по�воде.

Представьте это советское втор- жение в�океаны и�моря и�соотнесите с�ним обращение советского премьера Алексея Косыгина к�президенту США Ричарду Никсону 16�апреля 1970�года (когда военно-морские силы СССР уже рассредоточились в�двух океанах и�множестве морей), в�котором он предложил Америке всемерную по- мощь в�спасении героического экипа- жа терпящего бедствие «Аполлона». И�хотя Никсон от�помощи отказался, было уже поздно — помощь шла на�всех парах и�в�необоримом масштабе.

Есть свидетельства, что космиче- ский измерительный комплекс «Чу- микан» подошел к�месту ожидавшейся посадки, но�остановился, не�доходя двадцать километров, — видимо, чтобы не�мешать радостной встрече амери- канских кораблей — летящего с�неба и�ждущих его на�воде. Зато на�об- ратной стороне Земли, в�Атлантике, наши корабли кое-что поймали. Через пять месяцев, 8�сентября 1970�года,
Закрыть