Бельские_просторы_№08_(07_августа_2019). Страница 188.

179 Игорь Фролов го тугоплавкого сплава толщиной 0,4�мм. Теплозащита была на�днище, которым спускаемый аппарат входил в�плотные слои атмосферы, корпус�же, по�мнению американских конструкто- ров, защищал от�высокотемператур- ной плазмы тот самый слой кобальт- никеля. К�проблемам теплозащиты мы еще вернемся, а�пока найдем ком- промиссный термин для определе- ния материала, из�которого делались американские корабли. Это не�фольга, но�жесть — диапазон толщины именно ее, жести.

В�силу такой конструкционной осо- бенности, «Меркурий» был в�4 раза лег- че «Востока». Разница, конечно, не�в�50 упомянутых раз, но�все�же экономия веса значительная. И�неудивительно, ведь «Меркурий» летал на�спиртовой ракете «Рэд Стоун» — слегка модерни- зированной Вернером фон Брауном его�же «Фау-2».

Атмосфера «Аполлона» оставалась без изменений — кислород под давле- нием 0,3 атм., то�есть, стенки его были примерно той�же толщины. Но,�в�отли- чие от�своих двух предков, этот корабль был на�порядок тяжелее и�требовал ракеты-носителя совсем другой грузо- подъемности… РАКЕТНАЯ АТЛЕТИКА — ЛЕГКАЯ И�ТЯЖЕЛАЯ Зная, что американские носители для программ «Меркурий» и�«Джеми- ни» («Близнецы» были так слабы, что пришлось пожертвовать безопасно- стью астронавтов — пожароопасная кислородная атмосфера и�чрезвычай- ная тонкостенность кабины (по�воспо- минаниям одного астронавта, стенку можно было пробить ногой при не- ловком движении или обронив отверт- ку при сборке на�Земле, — думаю, это он так иронично гиперболизировал). Обратимся теперь к�ракетам класса «Сатурн», которые Вернер фон Браун создавал специально под космический корабль «Аполлон». Ракета «Сатурн-1» была двухступенчатой и�по�заявлен- ным ТТХ могла выводить на�низкую орбиту до�10�тонн полезной нагрузки. Не�знаю, для каких конкретно целей она была создана, но�в�американском отчете сказано, что из�десяти пусков все десять были удачными. О�зна- чении слова «удача» можно спорить и�толковать его широко — от�вывода на�орбиту заявленной полезной на- грузки до�невывода ее (и�даже сво- ей второй ступени) на�орбиту — тогда можно обозначить взлет и�падение как суборбитальный полет с�отработкой систем управления и�еще чего-нибудь. Так было и�с�«Сатурном-1»: четыре из�десяти ее полетов обозначены как суборбитальные, потом ракета вышла на�орбиту и�уже в�шестой полет взяла с�собой макет «Аполлона» — алюмини- евую конструкцию, видимо, повторя- ющую габариты настоящего корабля. Но�я�поторопился с�этим «видимо». В�отчете указано: «”Аполлон — модель 1” представ- лял из�себя алюминиевую конструк- цию, моделирующую размер, вес, фор- му и�центр тяжести корабля». То�есть это была болванка формой и�весом как реальный «Аполлон». Но�как�же быть с�тем фактом, что реальный «Апол- лон» даже без лунного модуля и�систе- мы аварийного спасения весил трид- цать тонн? В�полном комплекте — под пятьдесят. А�«Сатурн-1» мог, как мы помним, поднять на�низкую орбиту только десять тонн. Хорошо, будем считать заявленную в�отчете идентич- ность ошибкой — опиской, опечат- кой — и�«единица» носила на�орбиту макеты, какие могла потянуть. Но�по- сле успешных полетов с�легкими маке- тами (видимо, отрабатывали возмож- ность «взять» хотя�бы этот вес. Дальше наступил второй этап — теперь ракета стала называться «Сатурн-1B», и�ее за- явленная полезная нагрузка была уже 18�тонн. Опять�же, вывести реальный 7*
Закрыть