Бельские_просторы_№08_(07_августа_2019). Страница 187.

178 Точка зрения в�ничьей, как ни�цинично это звучит. Дело в�том, что за�два месяца до�по- лета «Союза-1» должен был совершить первый пилотируемый полет «Апол- лон-1» с�тремя астронавтами на�борту. Не�на�Луну, конечно, а�на�околозем- ную орбиту. Программа «Аполлон» должна была сделать первый реальный шаг. Но�на�одной из�последних репе- тиций, проходившей в�уже установ- ленном на�ракете «Аполлоне», все трое астронавтов погибли в�случившемся внутри кабины пожаре. Дело в�том, что атмосфера всех американских кораблей — «Меркурия», «Джемини» и�теперь «Аполлонов» — была чисто кислородной. Почему американцы сде- лали такой выбор, поговорим ниже, — у�нас�же после гибели Владимира Бон- даренко (четвертый в�списке первого набора в�отряд космонавтов), которая случилась в�марте 1961-го при пожа- ре в�сурдобарокамере с�повышенным в�два раза содержанием кислорода, уже не�сомневались в�правильности нашего пути — в�корабле должен быть нормальный воздух и�нормальное дав- ление. Скорее всего, гибель экипажа первого «Аполлона» мы посчитали еще одним признаком американского от- ставания — теперь им нужно как-то устранить проблему пожароопасности кислородной атмосферы. Дело в�том, что путь, выбранный американцами с�самого начала пилотируемых поле- тов, был определен их отставанием в�грузоподъемности их ракет. Неда- ром�же их первые спутники были раз- мером с�апельсин. Вот пространная цитата из�книги «Как НАСА показало Америке Луну», написанной Ральфом Рене: «С самого начала позиция NASA была уязвимой: оно ввязалось в�кос- мическую гонку с�нацией, имевшей мощные рабочие ракеты, по�сравне- нию с�которыми наши были просто детскими игрушками. Советский Союз начал свою космическую программу в�капсулах, которые были в�50 раз тяже- лее тех, что мы запускали спустя шесть месяцев.

Советские капсулы, походившие на�емкости со�сжатым воздухом, были куда более приспособлены к�полетам, чем наши космические скорлупки. Космические корабли русских имели достаточную прочность стен, чтобы выдержать нормальное атмосферное давление внутри и� противостоять внешнему вакууму. Но�мы, не�имея ракет, способных поднять подобную массу, не�могли себе позволить такой роскоши и�вынуждены были сооружать легкие (из�оловянной фольги!) капсу- лы, чтобы просто «вступить в�игру».

Большая подъемная сила советских ракет давала им возможность исполь- зовать дыхательную смесь, состоящую из�20% кислорода и�80% азота — экви- валент обычного воздуха. (…) Не�имея в�своем распоряжении толстостенных капсул, NASA с�самого начала решило использовать смесь из�50% кислорода и�50% азота при давлении в�0,5 атм. В�августе 1962�года это требование было снижено до�использования чисто- го кислорода при давлении в�0,3�атм.» Кстати, о� фольге. Конечно, это преувеличение, фольгой называется металлический лист толщиной ме- нее 0,2�мм. А�из�чего делались амери- канские космические капсулы? Для беспристрастного сравнения приведу некоторые сведения о�конструкцион- ных особенностях первого советско- го пилотируемого корабля «Восток» и�первого американского пилотиру- емого корабля «Меркурий». Спускае- мый аппарат «Востока» был сферой, сваренной из�лепестков листового алюминиевого сплава толщиной 3�мм. Сверху он был покрыт теплозащитой толщиной от�40 до�110�мм. Спускае- мый аппарат «Меркурия» имел форму «фара» с�широким днищем и�кони- чески сужающимся корпусом и�был изготовлен из�двойных титановых листов толщиной по�0,25�мм каждый плюс внешний слой из�никелиево-
Закрыть