Бельские_просторы_№08_(07_августа_2019). Страница 161.

152 Краеведение В� создавшемся положении нужно было конкретно что-то делать: либо устраиваться на ту же государеву служ- бу, либо стать хозяином какого-нибудь заводика-фабрики, либо открыть свое торговое дело, то есть становиться куп- цом. И�если раньше отношение дворян к�этой профессии «купи-продай» было как к�занятию в�чем-то недостойному, то теперь наступили другие време- на, и�нужно было, как говорится, петь другие песни, в�том числе и�те, которые раньше не нравились.

Однако далеко не все дворяне смогли вписаться в� наступившие но- вые экономические, говоря современ- ным языком, рыночные отношения. Ведь, к�примеру, чтобы переквалифи- цироваться в� того же купца, нужно, во-первых, иметь первоначальный ка- питал, во-вторых, иметь к�этому делу хоть какие-то способности, настрой, а� в-третьих, желательно к� поприщу сему готовиться с� детства, в� отличие от героини другого писателя — Наташи Ростовой, которая с�детства готовилась к�своему первому балу.

Поэтому многие дворянские гнезда — они же усадьбы — стали приходить в�упадок, разоряться. Часть таких уса- деб оказалась заложенной и�перезало- женной, проданной и�перепроданной, другая часть — потихоньку ветшала и�разрушалась.

Золотой век дворянских усадеб стал клониться к�своему закату. Наглядной иллюстрацией этого процесса стала известная по Третьяковской галерее работа художника В. М. Максимова (1844–1911) под говорящим названи- ем «Все в�прошлом». На своем полотне художник отобразил происходящие со- бытия, как говорится, с�натуры и�по го- рячим следам — в�1889�году, где старая барыня в�чепчике и�такая же состарив- шаяся ее горничная пьют чай на фоне обветшавшего и�уже нежилого с�зако- лоченными досками окнами бывшего барского дома. Само чаепитие происхо- дит на крыльце какого-то более скром- ного строения, скорее всего флигеля, где раньше жила прислуга — дворники, садовник, конюхи… Всё в�прошлом.

Для большей наглядности сказанно- го, насколько в�трудном материальном положении оказались некоторые пред- ставители дворянства, приведём выпи- ску из протокола заседания Уфимского Епархиального съезда духовенства от 1� сентября 1909� года, журнал № 14: «Слушали прошение дворянки Евдокии Яковлевны Родченко об освобождении дочери ея Татьяны от уплаты за пра- во учения, ввиду бедности (выделено нами) просительницы. Постановили: освободить».

Поясним, что речь шла об учёбе в� Уфимском женском епархиальном училище.

Что же касается усадьбы в�селе То- порнине, хозяином которой в�описыва- емое нами время был уфимский купец И. М. Грибушин, то построил её в�1816– 1824�годах богатый дворянин Андрей Степанович Топорнин, а�его наследни- ки уже через четыре года после осво- бождения крестьян, в�1865�году, были вынуждены расстаться с�отцовским на- следием, продав его купцу 1-й гильдии из соседней Пермской губернии Миха- илу Ивановичу Грибушину.

Грибушины в� своей, назовём так, «вотчине» — Пермской губернии — оставили после себя (в�городах Пермь Усадьба, 1980-е
Закрыть