Бельские_просторы_№08_(07_августа_2019). Страница 154.

145 Татьяна Валевская ном в�этот период поются песни от лица умершего: Уж вы братья мои, сестры, Вы по духу все друзья.

Вы придите, посмотрите, Жизня кончилась моя.

Вы придите, посмотрите, Господь чудо сотворил: Летел Ангел Божий с�неба, Душу с�телом разлучил.

Лежит тело бездыханно И�не может говорить.

Вы придите, братья, сестры, Моё тело схоронить.

И�с�молитвою святою До могилы донести.

И�спокойно, не спешите Гроб в�могилу опустить.

Вперёд гроба крест несите, И�иконочкой святой Осенит мою могилу И�молитва со крестом.

И�разлучною молитву Вы пропойте надо мной.

Вы пропойте, братья, сестры, Со святыми упокой.

Не забудьте, братья, сестры, Положить земной поклон.

Где же будут ваши слезы, Тама вырастет трава.

А�я�буду почивати До Страшнаго Божьего Суда.

Так прощаются близкие.

После поминальных молитв ни наг, ни скуден будет облик души на том све- те, и�именно об этом заботится мудрый человек. Ведь еще вчера он кого-то провожал с�рыданием, а�вот ныне и�сам нуждается в�помине. И�не рвется нить между усопшими и�здравствующими — связывает их молитва. И�так уж сложи- лось исторически в�нашей стране, что сохранили нам, нашему поколению, эту нить ни профессора университетов, ни академики, ни мудрецы века сего, ни книги, ни учебники, ни фильмы, а�простые деревенские бабушки, на долю которых и�школьного-то обра- зования не пришлось. Едва научились наши бабушки писать предложения в�тетрадке, как война бросила их на сплавы леса, на копку траншей и�много еще куда. Чтобы стали совсем ещё дети надежным тылом, а�потом участни- цами советской битвы за урожай на полях. Но память их, вернее, сердечная память, за всеми этими трудностями смогла сохранить прекрасные обычаи, традиции и�устои. Помнили они, как когда-то в�далеком детстве их роди- тели вставали перед красным углом и�упрашивали Господа о�помиловании детей и�рода всего. А�когда «уходил» человек из дома на кладбище в�«моги- левскую губернию», то провожали его всей деревней с�песнопениями.

А�песнопения-то не простые. С�цер- ковным подтекстом, словно молитвы для души в�виде протяжных стихов. Будто наперекор советской власти за- прещенная открытая молитва пере- текала из цепкой памяти бабушек в�песенные молитвы над усопшим и�за поминальный стол. Не было тогда цер- ковных служб, не звучало панихид, а�вот «песенные» молитвы бабушек звучали и�назидали: «Если Богу ты мо- лилась, в�рай Небесный поселят. Если Богу не молилась, душе — муки, вечный ад!» И�кто мог этому возразить? Кто мог это запретить?! Никто! Потому что русский человек на генетическом уровне нуждался в�молитве и�стремил- ся к�ней.

По православной традиции днями особого поминовения для души явля- ются третий день, девятый и�сороко- вой, когда решается загробная участь души. И�как важно сделать эти дни дей- ствительно поминальными, полезны- ми и�наполненными молитвами. Веру- ющие знают, что первые три дня душа умершего посещает любимые места на земле, прощается с�близкими. Мы ее не видим, но она видит все и�чув- ствует нас. Мы же, здесь оплакивая ее, читаем об усопшей душе псалтирь (читается псалтирь не только первые 6 «Бельские просторы»
Закрыть