Бельские_просторы_№08_(07_августа_2019). Страница 152.

143 Юрий Горюхин за восстановление поголовья. Платить, впрочем, необходимо не за оленей, а�за самих тофаларов. «Сколько?!! — переспросил китаец, — всего восемьсот тысяч?!» Гид-тофаларка грустно улыб- нулась: «Нет. Не тысяч, нас осталось просто восемьсот…» Заползли в�чум, тут как в�монголь- ской юрте: очаг — посередине, справа — женская половина с�детской люлькой, слева — мужская половина с�медве- жьей шкурой. Потом селфи с�вожаком оленей и�на нем же торжественный променад верхом для туристов легче пятидесяти килограмм. Кроме моей жены, по периметру маленького стой- бища проехал лишь один из китайцев. Проехал, спрыгнул с оленя и расхохо- тался, показывая пальцем на карту, растянутую около чума для туристов со всего света. Оказывается, его родной город с населением в полтора Нью- Йорка обозначен тем же кругляшком, что и маленькая деревенька размером с Иркутск.

КАЖДЫЙ САМ ВЫБИРАЕТ, НА КАКОМ ОСТРОВЕ ЕМУ УМИРАТЬ… Трясемся по проселку стиральной доски Хужира. Водитель пугает: «Ни- кому не говорите, но со следующего года бесплатный въезд на остров будет стоить пять тысяч рублей!» Киваем на кочках головой. В�смартфоне выплыла звезда: визажист Сергей Зверев против загрязнения Байкала! Известный сти- лист, сам родившийся в�селе Гужиры под Иркутском, в�одиночном пикете!

Вот и�пролив «Ольхонские ворота». Паром, китайцы, автомобили, китай- цы… Сейчас мы сядем в�свой автобус и�возможно больше никогда не увидим Ольхон. Мысли путаются в�голове: пришли на остров буддийские ламы и�поста- вили в�пещере Хана Хутэ-баабая свои жертвенные чашечки и�курительни- цы, стены пещеры сдвинулись. Приш- ли расхитители гробниц, вынесли что могли, стены еще сдвинулись. Пришла Советская власть и�поставила напротив Шаман-скалы нефтебазу, а�в�Песчан- ке выстроила зону для заключенных, стены опять сдвинулись. Потом власть опять сменилась, на самом высоком месте Хужира поставили вышку со- товой телефонной связи, советский поселок потеснили беззастенчивые доходные дома, стены пещеры… — да и�так понятно! Шаманы говорят, что, когда сте- ны окончательно сдвинутся и�пеще- ра закроется, умрет их вера, а�умрет вера, умрет остров. Сколько осталось ждать?

PS Промелькнула неделя-другая, иду в�ближайший в�магазин за хлебом, авоську на пальце кручу и�вдруг слышу связку слов, которой на Байкальском острове Ольхон почему-то не слы- шал, — ну не привелось!

И�неожиданно осознаю: а�ведь тот бурый мишка, что напугал браконье- ров с�егерями ниоткуда не приплывал! Это же был бессмертный медведь, ох- раняющий священную и�самую высо- кую гору Ольхона — Жиму, и�Хан Хутэ- баабай всего лишь спустил его с�цепи за порядком посмотреть!

Закрыть