Бельские_просторы_№08_(07_августа_2019). Страница 151.

142 Пути-дороги приваду съел, клетку есть не стал, толь- ко разломал, как спичечный коробок. Вторую клетку сварили из толстенной арматуры, медведь с�ней не справил- ся. Три дня бушевал он в�клетке, на четвертый, в�сопровождении учено- го из Иркутска медведя перевезли на большую землю. Говорят, ученый после этого на работу не вышел и�вроде бы кто-то его видел у�Шаман-скалы с�буб- ном в�руках.

Покидаем Хобой, бросаем на про- щание взгляд в�синеву сибирского моря, неизвестно где переходящую в�синеву неба. В�декабре 2018�года на этом месте могли поставить бронзовое дерево бурятского скульптора Даши Намдакова, но экологи с�народом Оль- хона воспротивились, и�детище Нам- дакова и�иркутского галериста Брон- штейна установили недалеко от по- селка Узуры. Едем в�Узуры. «Хранитель Байкала», выступающий из бронзового дерева, теперь стоит на скалистом об- рывистом восточном берегу острова и�пронзает туристов взглядом. В�дере- ве есть большое дупло, внутри дупла — колокол, в�который гиды советуют не бить, но все бьют, не давая духам, и�без того недовольным вторжением на их землю, дремать. От «Хранителя» спускаемся к�единственному с�восточ- ной стороны выходу к�морю, здесь ме- теостанция, несколько домов и�жилая монгольская юрта. Как это часто быва- ет, потомки воинов, захвативших пол- мира, торгуют сувенирами, травками, пошитой в�Китае монгольской одеж- дой. За сто пятьдесят рублей купил три выстрела из лука. На третий раз попал в�натянутую в�тридцати метрах шкуру ягненка. «Теперь я�могу служить вели- кому Темучину?» — спросил продавца выстрелами. Молодой розовощекий монгол тут же записал меня в�рекруты: «На Москву пойдем — пригодишься».

«Что за могила на холме за Узура- ми?» — спросила жена нашего водите- ля. «Рыбак утонул, глубина тут двести пятьдесят метров, найти невозможно, да и�придонные рачки вмиг съедают все, что к�ним спускается, — почти рав- нодушно объяснил водитель, — я�и�сам позапрошлой зимой чуть не утонул, въехав в�проталину на льду. Двери сразу же зажало с�двух сторон, хоро- шо, что у�старенького москвича окна опускались вручную — машина тонет за пятнадцать секунд!» Улыбка сама собой сползает с�лица — суров ты, Бай- кал-батюшка!

ТОФАЛАРЫ И�ИХ ОЛЕНИ Мы их встретили! Тихих, интел- лигентных китайцев. Экскурсия про- водилась в�декоративном стойбище оленеводов из Тофаларии. С�десяток оленей ели из наших рук капусту, ябло- ки и�морковку, китайцы молча фото- графировали, лишь один, хорошо го- ворящий по-русски, остроумно шутил, опять же по-русски. Тофалары оленей не забивают, рога-панты для настоек не спиливают, государство им платит Бронзовая скульптура «Хранитель Байкала»
Закрыть