Бельские_просторы_№08_(07_августа_2019). Страница 150.

141 Юрий Горюхин называют людей никчемных и�недо- стойных своего общества, впрочем, что взять с�бандюков, они наверняка на уроках зоологии не были достаточно внимательны.

На причале в�Хужире стали сви- детелями примечательного диалога. Пенсионеры на надувной лодке ис- кали, кому заплатить за «парковку», а�капитан «Иркутска» предлагал им оставить лодку так, потому что в�Ху- жире за время его проживания не было ни одного случая воровства: «Мы дома не закрываем, автомобили оставля- ем на улице с�ключами!» Без Хана Ху- тэ-баабая тут явно никак, догадались мы. И�действительно, самой страшной клятвой для бурят всегда была клятва у�мыса Бурхан, после подтверждения намерений перед Шаман-скалой не нужно было письменных договоров, потому что солгавший перед пещерой старшего их хаагов домой возвратить- ся живым не мог никак … КАК ТОПОРОМ УБИТЬ МЕДВЕДЯ От «Караванки» нас забрал уазик, и�мы караваном из внедорожных «бу- ханок» поползли вдоль Ольхона к�са- мой северной оконечности острова — мысу Хобой. На мыс, кроме русских туристов, ехали французы, немцы, хорваты, но это не важно, потому что ехали и�китайцы. Лет семь назад оль- хонцы обрадовались наплыву китай- ских туристов, предполагая, что гости из второй экономики мира приедут не только с�постоянной претензией, ме- лочной придирчивостью, беспрерыв- ным гомоном на пределе возможности голосовых связок, но и�с�юанями. Вы- яснилось, что китаец китайцу рознь, на Байкал едут в�основном из небогатых северных районов по профсоюзным путевкам. Но мы отвлеклись.

Переваливаясь с�боку на бок, пол- зем между корней вековых сосен. Все- общая остановка. Смотровая площад- ка. Один маленький скалистый остров — Львенок. Все фотографируются на фоне Львенка. Второй плоский ска- листый остров — Крокодил. Все фото- графируются на фоне Крокодила. На противоположном берегу Малого моря на белой горе угадывается знакомый контур. «Путин!» — все бросают Львен- ка с�Крокодилом, фотографируются на фоне Путина.

В�таком тоне можно было бы опи- сать все остановки, но виды без всякой иронии завораживают. И�не сфотогра- фироваться на таком фоне — э… только бы китайский турист не влез в�кадр!

На мысе Хобой, что в� переводе с�бурятского Клык, мы, свесившись с�двухсотметровой высоты, увидели греющихся на большом плоском камне нерп, они, как и�бакланы, появились после природоохранных мероприятий. Дрожа от восторга и�пережитого вы- сотного страха, делимся с�нашим во- дителем-гидом впечатлениями. «Есть у�нас еще зайцы, волки, косули, изюбры и�в�прошлом, когда разрешали буря- там иметь тысячные отары овец, были рыси», — ответил водитель. Ответил и�тут же вспомнил, как не так давно, спасаясь от лесных пожаров, переплыл двадцатикилометровый пролив Малое море медведь. Когда о�медведе узнали охотники-браконьеры, то посмеялись у�костра за трапезой: «Да появись он сейчас, я�его вот этим топором!» И�мед- ведь появился. Встал на задние лапы около уазика-буханки и�посмотрел на охотников, медведь был выше уазика на голову, то есть на всю свою здоро- венную башку. В�общем, первым бежал охотник с�топором, за ним бежал охот- ник с�алюминиевой кружкой в�руках (потом неделю не могли его пальцы разжать, чтобы кружку вытащить), пробежали мимо опешившей охотин- спекции, охотинспекция обернулась и�тут же вспомнила, что в�Иркутске есть специальные ученые по медведям и�тоже побежала, возможно, в�Иркутск. Ученые приехали, поставили клетку с�привадой, медведь в�клетку залез,
Закрыть