Бельские_просторы_№08_(07_августа_2019). Страница 147.

138 Пути-дороги ЭНДЕМИКИ ПОД НОГАМИ Помнится, Робинзон Крузо, после того как перетащил на свой остров полтрюма с�разбившегося о�рифы ко- рабля, все-таки решил осмотреть свой остров. Утром следующего дня после прибытия мы предприняли ту же по- пытку. Для нас уже все было приготов- лено — на ближайшей горе виднелась подходящая смотровая беседка. Как и�многое на острове Ольхон, легкость задачи оказалась обманчивой. Чтобы забраться на ближайшую гору, при- шлось не раз останавливаться и�пере- водить дух, с�каждым привалом остров открывался все больше. Южная поло- вина Ольхона почти сплошь песчаная, северная — лесная. Растительность на песке скудная, но почти вся из энде- миков. Миленькие желтенькие цве- точки, рассыпанные вокруг, оказались растущим только в�этих краях маком Попова. Удивило отсутствие пчел, от цветка к�цветку летали исключительно шмели, возможно, их меховые шкурки более приспособлены к�морозам и�ве- трам острова. Раз уж зашла речь о�ве- тре, то он вместе с�Ханом Хутэ-баабаем властвует над этой землей. Ветер сду- вает все: летом — почву, зимой — снег, круглый год — крыши. Плодородный слой не удерживается на поверхности и�вместе с�песком уносится в�озеро. Зи- мой на Ольхоне не играют в�снежки, не катаются на лыжах, ветер сметает снег с�острова, как и�песок, голым бесснеж- ным льдом, словно стеклом, сковыва- ет берега — уазики-буханки носятся по нему, как по автобану. Половину крыши нашей смотровой беседки тоже унес ветер; подъехавший с�группой китайских туристов гид уверил, что это был самый страшный ветер Прибайка- лья — Сарма. Он разгоняется на про- тивоположном берегу в�Сарминском ущелье до ураганной силы в�40 м/с, не- сется через пролив Малое море на Оль- хон и�сносит все на своем пути. Именно из-за ветров порой невозможно осе- нью и�весной перебраться с�острова на большую землю и�обратно — огромные тяжелые паромы накрепко швартуют к�причалу, для могучих волн Байкала в�это время они не более чем щепки. Мы с�женой поежились и�пошли с�горы вниз к�поселку Хужир. Перед уходом хотели поправить желтую ленточку на остроконечном столбе сэргэ, вкопан- ном рядом с�беседкой, но гид китай- ских туристов предостерег нас: «Не трогайте того, о�чем ничего не знаете! Ленточку завязал шаман для духа-эжи- на, и�только тот, кто ленточку завязал, может ее развязать, всем остальным это принесет одни беды». Кому нужны беды вдалеке от дома? Никому! Отдер- нули руки и�пошли в�райцентр.

ЗЕМНОЙ ДВОРЕЦ ХАНА ХУТЭ-БААБАЯ Самый главный поселок Ольхона Хужир вовсю строится. Кругом госте- вые дома, магазины, кафе, ну и,�ко- нечно, везде продают позы, запрещен- ный к�вылову омуль, кстати говоря, тоже продают — копченый, жареный, вяленый, в�ухе и�даже в�пельменях! Почти в�каждом заборе местных жите- лей имеется маленькое окошко-двер- ца. Поинтересовались, что за васис- дас такой? Были поражены: в�поселке проблема с�водой! Время от време- ни по улицам ездит водовозка, через окошки-дверцы протягивают шланги и�наполняют емкости водой из пле- щущегося за Шаман-скалой Байкала. Закралось первое подозрение: не месть ли Хана Хутэ-баабая за то, что посмели потревожить его покой? «И�стоять вам по горло в�воде, не имея возможно- сти напиться ею!» Решили прояснить ситуацию непосредственно во дворце главного из тринадцати хаагов. «Мо- жет, не пойдешь?» — спросил у�жены, помня о�запрете для женщин подхо- дить к�мысу Бурхан. «Двадцать первый век на дворе!» — перекрестилась жена и�смело шагнула к�тринадцати стол-
Закрыть