Бельские_просторы_№08_(07_августа_2019). Страница 11.

10 Проза ет невпопад короткие невразумительные ответы, неловко наступает ему на ноги, коленками толкает его колени… На её счастье, музыка сменилась на быструю, и�гости, кто по отдельности, кто группами, подпрыгивая, пустились в�пляс. Аклима заторопилась к�своему месту, ей больше не хотелось танцевать. «Может, пойдём уже домой», — предложила она Маусиле, но та не ответила, сделав вид, что не слышит, повернулась к�ней спиной. Аклима поначалу не поняла, почему подружка на неё обиделась. Потихоньку до неё дошло: Маусиля хотела сама станцевать с�тем парнем, а�тут можно подумать, Аклима сама позвала этого молодого человека на танец.

А�сверлящий взгляд продолжал её преследовать, буравить, дошло до того, что она даже начала чувствовать боль в�глазах. Чрезмерное восхваление начальника, подхалимаж гостей, бесконечные шутки, пошлые анекдоты, да ещё и�Маусиля по- прежнему дулась (а�ведь завтра зайдёт как ни в�чём не бывало) — вся эта кутерьма опротивела Аклиме, и�она решила пойти домой. Подружке сказала: «Ладно, я�пойду, спасибо за то, что меня завела, пока!» Та только махнула рукой, типа, смотри сама, я�ещё здесь посижу. Заметив, что рослый ведущий, вскочив, двинулся через круг танцующих гостей вслед за ней, Аклима торопливо зашла в�уборную. «Только этого мне сейчас не хватало, молод ещё, зелен, чуть старше моего сына. Хочешь танце- вать — пригласи Маусилю, уж она-то очень хочет», — усмехнулась про себя Аклима. Специально задержалась, когда выглянула, парня уже не было в�фойе. Ждал, ждал и�не дождался, пришлось вернуться в�зал, ведущему нельзя надолго пропадать. Заметила, что когда она выходила на улицу, собака увязалась за ней.

«Вай, оказывается, этот пёс всё ещё был внутри. Видать, сидел под столом, и�ни- кто его не заметил», — подумала она, порадовавшись, что ушла. — Надо было раньше уйти, припозднилась я,�весь вечер просиди-ка среди чужих гостей!» Самое главное, здесь, на улице, тот сверлящий взгляд, весь вечер сопровождавший её, пропал.

Аклима, пройдя площадь Дома культуры, ступила на тротуар. Сгустился осенний вечер. Немного прохладно, только что было лето, а�сейчас уже осень стучится, там и�зима не заставит себя ждать. Жизнь проходит… А�зима — самое нелюбимое время года Аклимы. С�тех самых пор, когда она в�свои школьные годы участвовала в�со- ревновании по лыжному бегу и�на одной кочке подвернула ногу. Всю зиму, почти до самой весны она пролежала в�больнице. Ох как же это было невыносимо долго, словно год пролетел, она устала, осунулась, побледнела… Ну вот, снова настроение упало, то ли от этих воспоминаний, то ли от раздумий об обидевшейся подружке, хотя, по правде говоря, вот уже несколько дней, как душевного покоя нет. Попро- бовала запеть, чтобы отвлечь себя от угнетавших мыслей. Потихоньку улетучились мысли и�о�парне, и�о�Маусиле, и�о�вечере — сменились на думы о�своей одинокой жизни после развода с�мужем, о�сыне, затерзало беспокойство за его будущее… — А ты спой, от души спой, — послышался голос.

Аклима вздрогнула, быстро обернулась, мысли враз все разлетелись. Никого. Только собака по-прежнему плетётся за ней. Как Аклима её сразу не заметила, не обратила внимания? Ведь не собака же ей это сказала? Конечно, нет, это невоз- можно. Тогда кто? Вокруг никого, однако она ясно услышала низковатый хриплый голос. Почудилось, что ли? Галлюцинация?.. По телу пробежала дрожь, словно по воде рябь прошла, волна холода окутала от макушки до пят, Аклима почувствовала, как волосы зашевелились на голове. Аклима остановилась, никогда прежде с�ней такого не случалось. Попробовать бежать? А�можно убежать от голоса? Стоп, а�по- чему тот пёс всё никак не отвяжется, ходит за ней как приклеенный? Там он её доставал, и�здесь на улице всё не отстаёт. Вот ведь, прицепился, как репей. Может, бешеный? Всевышний Аллах, огради, убереги от лукавого!..

Закрыть