Бельские_просторы_№08_(07_августа_2019). Страница 108.

107 Геннадий Евдакимов — Наверно, ты прав.

— Вот что я�тебе скажу. Поезжай-ка в�деревню. Я�тебе даже адресок могу дать. У�меня брат двоюродный в�деревне живет. Я�сегодня Федьке позвоню.

Зорин задумался. А�почему бы и�нет? Что его держит здесь, в�городе?

Ничего.

На третий день Даниловну похоронили. Из райцентра приехал священник, провел отпевание. Когда гроб вынесли из дома, Зорин подошел к�провожающим Даниловну в�последний путь. Он не услышал причитаний, плача, лица были спо- койны. Лишь приглушенность голосов и�несуетливость в�движениях напоминали о�том, что здесь происходит небудничное событие.

Накануне дождь закончился. Легкими волнами набегал теплый ветерок, ла- сково обдувал лица и�тихо шевелил посвежевшую зелень. Невесомые пушинки одуванчиков, повинуясь дуновениям воздуха, взлетали и� уносились куда-то далеко, в�неведомый мир, где их ждала либо тучная и�благодатная, либо сухая и�бесплодная земля. В�луже на дороге играло бликами солнце, весело полоска- лись гуси.

— В хороший день Даниловна к�Господу идет. Воздух легкий, — заметила сто- ящая рядом старушка.

— Да ей, баба Таня, теперь все равно. Какая разница, легкий воздух или тя- желый, — промолвила Анна.

— Не скажи! Ангелочкам легче будет душеньку возносить, крылышки не на- мокнут, — пояснила старушка. — Легкий воздух ангелочков держит, а�бесов нет. Они на Землю падают. Вот и�не будут душеньку Даниловны терзать на пути к�Господу.

Раньше, услышав столь приземленное объяснение, Зорин с�трудом сдержал бы улыбку, но сейчас эта простодушная забота об ангелах, которые, вообще-то, одним пальцем Землю могут сдвинуть, тронула его.

— Петр-апостол, наверно, заждался, — снова заговорила старушка. — Ключи- ками позвякивает.

На кладбище Зорин не пошел. Он смотрел вслед удаляющейся процессии и�сно- ва возвращался к�невеселым мыслям.

Дина и�Даниловна… Какие разные смерти! Какие несхожие похороны! Две жизни — два итога. Два пути в�неведомые выси.

Какой воздух был тогда, в�смертный час Дины? Легкий или тяжелый? Что несла в�себе ее покидающая Землю душа? Разве неясно?

Дина, Дина… Куда же завела тебя месть! Захотела отплатить Резнику — а�возне- навидела весь мир. Подставила ухо вкрадчивому шепоту змея и�уверовала в�свою карающую миссию.

Зорин вспомнил детскую фотографию Дины: безгрешный взгляд, доверчи- во и�благожелательно смотрящий на мир; улыбка, дарящая всему белому свету чистоту невинной души. Почему это божье создание пришло к�столь страшному исходу? Отчего так случилось?

А�разве нет таких фотографий у�Резника, Гордеева, Патриарха, скрипача?.. Маленький розовый Резник смотрел на людей не с� холодным равнодушием, а�с�жадным любопытством. Бешеное тщеславие Гордеева… Не с�ним же он ро- дился! Стяжательство Патриарха… Трехлетний Серёжа, случайно найдя в�шкатул- ке отложенную на черный день красную десятку, разорвал ее на мелкие клочки и�с�интересом смотрел, как, порхая, опускаются они на пол. Скрипач был худень- ким мальчиком, ножки которого, чуть толще грифа скрипки, казалось, вот-вот подломятся под тяжестью инструмента.

Закрыть