Бельские_просторы_№08_(07_августа_2019). Страница 106.

105 Геннадий Евдакимов Зорин не выдержал.

Последнее скорбное свидание с�Диной подкосило его.

Зорин стал топить тоску в�водке. На какие-то часы боль вроде бы стихала, но он становился слезливым и�глупым, мешал пьяный сон с�явью, писал на электронную почту Дины. Ответа не приходило.

Обычно Зорин пил дома один. Но иногда даже алкоголь не мог побороть ужас от ухода Дины — окончательного, без всяких вариантов, и�он шел в�кафе, где в�любое время были люди, какое-то движение, шум.

В�один из таких походов он встретил Володьку-танкиста (теперь Владимира Григорьевича). Володька, с�которым они когда-то гоняли футбол, жил по прежнему адресу, на той же улице, что и�Зорин. Жизнь развела их, тесной дружбы уже не было, но время от времени они встречались.

После школы Володька-танкист ушел в�армию — кажется, с�радостью. На про- водах одноклассники и�дворовые друзья, защитившись от взрослых уважитель- ным поводом — это же святое! — изрядно выпили и,�когда душа рвалась наружу, затеяли совместное пение под гитару. Дворовый «бард», уронив почти на гриф отяжелевшую голову, бил пальцами по непослушным струнам, а�компания не- стройно, но громко, заглушая гитару, пела севшими голосами: Жил мальчишка, с�каждым днем взрослея, И�ничем особым не блистал, Обожал читать Хэмингуэя И,�бывало, Ленина читал.

Срок пришел армейского призыва.

Обещал отправить капитан В�ту страну Персидского залива, Что известна как Афганистан.

«Ты, сынок, дитя Страны Советов, — Так ему родной отец сказал. — Защищай от ворогов планету, Как твой дед Отчизну защищал».

«Я тебе, сынок, носки связала», — Так ему сказала его мать, А�потом вдогонку прокричала, чтобы он не забывал писать.

«Что ж, братан, накатим понемножку, — Так ему сказали пацаны. — Ждёт тебя неблизкий путь-дорожка, Злобный враг и�тяготы войны».

«Буду ждать», — заплакала девчонка, Та, которой он стихи читал, Та, чей голос, тоненький и�звонкий, В�школе каждый день его встречал.

Закрыть