Бельские_просторы_№08_(07_августа_2019). Страница 105.

104 Проза Так-то зачем? Я�не ангел, но не подонок же. Наверно, много грехов. Раньше хо- рошо играл в�волейбол. Думал, жизнь что волейбольная площадка: тебе ставят блок, а�ты должен его пробить. Вот и�бил, бил, бил… На площадке не подличал. А�потом все пришлось делать. Когда с�Диной встретился, успокаивал себя: для нее стараюсь. Будет в�шелках ходить, ребенка заведем, наследника… А�ей шелка и�даром не нужны были.

Резник смотрел вперед, и,�наверное, то, что он не видел собеседника, освобож- дало его от пут обычных условностей, сдержанности — как будто произнесенные слова безвозвратно улетали назад.

— Мне кажется, вы себя накручиваете.

— Она сама рассказала после развода. О�вас тоже.

И�снова, как в�московском ресторанчике, Зорин почувствовал, что зашевелись в�душе какие-то незванные обитатели, уродливые, злые, глумливые. Надо бы ужаснуться и�плану Дины, и�его кошмарному воплощению, а�он испытал гаденькое удовлетворение: все-таки она любила не Резника, она выбрала меня.

Резник повернулся к�Зорину: — До полуночи на работе. Приезжаю домой… По дому не хожу — пусто, хо- лодно. Зачем строил? Думал, дети будут бегать. Там сейчас кто-то ходит, черти, что ли? Вы верите в�чертей? Рядом с�кухней комната для прислуги. Там и�ночую. Хорошо, спокойно. Одеяло от кухарки осталось — такое пестрое, плотное, вата свалялась. Накроешься с�головой, глаза закроешь — и�… — Осторожно! — вскрикнул Зорин, вцепившись в�подлокотники.

Навстречу летел тяжелый грузовик с�прицепом. Резник притормозил и�плавно прижался к�обочине. Машину тряхнуло набежавшим потоком воздуха. Резник долго сидел, потом отпустил руль и�обернулся к�Зорину.

— А зачем вы живете, Дмитрий Сергеевич?

— Не понимаю… — Вот сейчас разбились бы мы. Лежат две кучки. Мясо, кости, дерьмо, все вперемежку. Там же это не представишь?

Резник посмотрел вверх. Зорин не ответил. Резник вздохнул.

— Вот и�я�не знаю.

Въехали в�город.

— Вы скажете родителям?

— Нет.

— Почему?

— Тесть лежит неподвижно, у�тещи голова трясется. Думаете, у�них прибавится здоровье, если они увидят могилу? Лучше пусть остается всё как есть. Привыкнут. Я�оставлю им деньги, они не будут нуждаться.

— Вы думаете, деньги решают все?

Резник промолчал. Зорину стало неловко за свои пошлые слова, сказанные не по убеждению, а�из-за желания уколоть человек, который оказался достойнее.

— А как же ваша карьера?

— Зачем мне это теперь? — равнодушно ответил Резник.

По-видимому, ситуация с�родителями Дины все еще мучила Резника.

— Да и�не могу я�подводить людей, — сказал он после некоторого молчания, словно убеждая себя в�правильности принятого решения.

— Почему же мне рассказали?

Резник внимательно посмотрел на Зорина.

— Вы мужик — вы выдержите. Или не выдержите?

Закрыть