Бельские_просторы_№08_(07_августа_2019). Страница 103.

102 Проза — Часа два свободного времени найдете?

— Да.

Резник говорил сухо, но не агрессивно.

— Вы можете подойти к�остановке?

— Какой?

— Это на вашей улице, рядом с�поликлиникой.

Зорин не задался вопросом, откуда Резник знает его телефон и�адрес.

— Хорошо. Через полчаса буду.

Когда Зорин подошел в�назначенное место, «Лексус» Резника уже стоял там. Зорин открыл дверь машины, заглянул внутрь.

— Садитесь, — сказал Резник в�ответ на вопросительный взгляд Зорина.

Зорин сел, ожидая объяснений, но Резник молчал.

«Лексус» тронулся с�места.

Резник показался Зорину помятым и�обрюзгшим.

С�полчаса они колесили по городу, так и�не сказав друг другу ни слова, а�потом выехали на загородное шоссе.

«Убивать меня везет, что ли? — равнодушно подумал Зорин. — Хорошо бы».

Они проехали километров пять; потом вдоль дороги потянулась ограда, сквозь которую проглядывали надгробные стелы, обелиски, кресты.

Резник привез Зорина на кладбище. Они вышли из машины, и�Резник зашагал к�воротам. «Наверно, уже и�яма готова», — все также равнодушно предположил Зорин, следуя за молчащим Резником.

За воротами, напротив небольшого кирпичного домика, Резник обернулся: — Подождите.

Резник направился к�домику. В�ожидании спутника Зорин стал разглядывать стоявшие рядом надгробные памятники. Скромные и�вычурные, огромные и�не- большие, из гранита и�каменной крошки — всех их объединяло одно: каждый из них говорил, что в�такой-то день родился на Земле человек, как-то прожил жизнь и�ушел в�мир иной.

«Помним. Любим. Скорбим», — прочитал Зорин на одной из плит. На него смотрел гравированный портрет молодой женщины примерно одного возраста с�Диной. Умиротворением веяло от лица умершей, словно и�там, в�потустороннем мире, ее душа была окутана земной любовью родных и�близких.

За могилой ухаживали: снег недавно расчищали, на надгробной плите лежали цветы.

— Пойдемте, — раздался сзади голос Резника.

Они прошли по центральной аллее кладбища — мимо могил с�массивными надгробьями из черного мрамора, мимо Аллеи героев — и�свернули направо.

Метров через сто закончилась расчищенная дорога. Они пошли по узкой не- утоптанной тропинке, проложенной, очевидно, совсем недавно. Тропинка пере- секала неширокое поле и�уходила в�лесопосадку из молодых невысоких сосен.

Резник шел впереди, то и�дело сбиваясь с�тропинки и�проваливаясь в�сугроб.

Они миновали лесопосадку — и�Зорин остановился.

За деревьями лежал участок с�торчащими из снега высохшими сорняками, без дорожек, без черных пятен свежих могил, без оград, памятников, крестов. Только невысокие снежные холмики и�колышки с�фанерными дощечками ясно говорили, что скрывается под ними.

Безымянные могилы. Зорин шел следом за Резником и�видел на дощечках только номера — ни фамилии, ни имени, ни отчества. Номер такой-то. Квартал такой-то.

Закрыть