Бельские_просторы_№05_(18_мая_2020). Страница 99.

98 Проза Чуть позже в деревне произошла страшная трагедия. Хотя на вой не трагедии случаются каждый день. Тем не менее… Еще до зари ярко полыхнул горизонт в той стороне. Выяснилось, что чеченские партизаны убили около десятка жителей деревни и подожгли их дома. Видимо, за связь с нашими солдатами?

Пока группа с блокпоста добралась до деревни, пожар уже сделал свое дело. Чуть в стороне, отчаянно блея, скачут козы с выпученными глазами. У чудом уце- левшего сарайчика стоят Зарина с Хасбулатом. Айгиз даже протер глаза, чтобы убедиться, что это не сон. Они! Оказывается, их разместили в погребе около сарая. Там они и спали, поэтому не пострадали.

Зарину с братом на время вновь отправили в подвал того дома, где они пря- тались раньше. Командир с некоторых пор и там оставлял охрану.

Третья часть дома полностью разрушена, только в одном углу уцелели все пять этажей, сохранились и лестницы. Хасбулат каждый день забирался на верхний этаж и играл там, строя из обломков кирпичей танки и поезда. А пустые гильзы, разбросанные повсюду, прилаживал к танку в качестве ствола. Какой-то старик в деревне выстругал для него деревянный автомат, он «стрелял» из него – «тух- тух-тух» и прятался за угол… Однажды, находясь на вахте, Айгиз нашел возможность встретиться с Зариной. На дежурстве четыре человека ведут наблюдение в четыре разные стороны. Нельзя терять бдительности. А влюбленное сердце, как известно, не спит, но забывает об осторожности.

Айгиз зашел к Зарине всего на минутку: из-за холодных ночей они тогда но- чевали в одной из комнат на третьем этаже, где окна остались целыми. Хасбулат еще не спал, он ловко открыл перочинным ножом консервную банку, принесенную «дядей», и быстро управился с кашей с мясом. Потом попросил у Айгиза очки ночного видения и выглянул в окно. «Ой, все видно! – воскликнул мальчик ра- достно и вернул очки солдату, грустно добавив, – только там безлюдно…» Ребенку невдомек, что в такой час лучше, чтобы никого не было на улице… Айгиз внимательно осмотрел окрестности через очки и подошел к Зарине. Девушка сидела на самом безопасном месте – за кучей кирпича у дальней от окна стены.

— Хорошая штука – этот прибор ночного видения, – сказал он, чтобы завязать разговор.

— Да. У снайперов он, наверное, тоже есть. – Айгизу показалось, что девушка сегодня выглядит печальней обычного.

— Зарина, ты хорошо говоришь по-русски, наверное, в школе язык изучала, как и я. А Хасбулат откуда его знает?

— У нас родители еще до школы начинают детей учить русскому языку, чтобы в дальнейшем легче им было. Да и общение в садике, во дворе – в Грозном русских много. Было… А родители наши в Москве встретились, когда учились в мединсти- туте. Еще студентами поженились, я там и родилась. Хасбулат родился тут, когда уже мама с папой стали известными врачами, построили собственный дом. Папа часто говорил, что он сделал все, что мужчине положено: дом построил, дерево посадил и сына родил… Айгиз взял Зарину за руки и поднял ее на ноги. Девушка положила голову ему на грудь и всплакнула. А парень провел ладонями по ее шелковому платку на голове, кончиками пальцев погладил ее лицо. Он догадывался, что горянки, как и башкирки, гордые и храбрые, хотя с виду кажутся покорными и пугливыми.

«Минутка» Айгиза продлилась надолго. Вот и Хасбулат засопел, завернувшись в одеяло, принесенное Айгизом. Так бы и стоял он, держа в ладонях дрожащие
Закрыть