Бельские_просторы_№05_(18_мая_2020). Страница 9.

8 Проза Егор вытащил упаковку очищенного картофеля и положил на стол. Столеш- ница за минуту оказалась заполнена покупками: тушёнка, консервированные скумбрия и сайра, филе минтая, куриные голени, мраморная говяжья вырезка, упаковки молока и кефира, четыре стаканчика йогурта, пара упаковок спагетти, по килограмму риса, гречки и манной крупы.

— А дрожжи-то забыл! – сказала Марина.

— Не-а, – сказал Егор и достал пакетик сухих дрожжей из кармашка рубашки. – От сердца, – добавил и полез в холодильник.

— Подвинь там, – сказала Марина. – Квас достань.

Егор поставил на стол бутылку кваса и стал убирать продукты в холодильник. Марина налила кваса в стакан, посмотрела на просвет – рубиновый напиток, – сде- лала два глотка. Лёгкий ветерок подул через окно. Стало свежее. Марина открыла шкафчик и принялась бойко складировать в него крупы, спагетти и консервы. Приправы и дрожжи убрала в  отдельную коробочку. Муж аккуратно положил на нижнюю полку упаковку картофеля и закрыл дверцу.

— Поедим? – спросил.

— Ах, да, – сказала Марина, – порежь батона.

Егор собрал пустые пакеты, аккуратно сложил их и убрал в тумбочку в прихо- жей. Марина допила оставшийся в стакане квас.

— Мне подлей, – сказал Егор и достал батон из хлебницы. Муха жужжала.

Марина налила квас в тот же стакан и стала доставать тарелки. На обед было пюре с тефтелями и салат из молодых побегов папоротника и свежих шампинь- онов с заправкой из соевого соуса и семечек кунжута. Муж облизнулся и выпил квас. Прохлада протекла по пищеводу, и мурашки пробежали по коже. Посвежело, сердце зачастило, разгоняя кровь по жилам.

Марина накрыла на стол. Супруги сели обедать. Закреплённый под потолком телевизор вполголоса вещал о новостях. С улицы доносились обыденные дворовые звуки: там выхлопывали ковёр, заводили автомобиль, играли в футбол. Ели молча. Муха предпринимала суицидальные попытки добраться до еды и пикировала на головы. Егор отмахнулся от неё. Марина хихикнула. У соседей сверху что-то свалилось на пол. Лампочка качнулась.

Супруги доели. Егор положил себе добавки. Марина разлила квас и достала из холодильника йогурт. Опять сели.

— Владимирские звонили, – сказала Марина.

— Ага, – сказал муж, тщательно пережёвывая пищу.

— В гости зовут, – сказала и отправила йогурт на чайной ложечке в рот. Клубнич- ный йогурт скрылся за белыми зубами, красный язык облизнул ненакрашенные губы.

— Хорошо, – сказал Егор, прожевав. – Только не сегодня. Отдохнуть хочется.

— Хорошо, – сказала Марина и продолжила есть десерт. Йогурт ей напомнил медовый месяц, точнее одно из утр, когда она поглощала клубнику со сливками, разложенную на блюде, покоящемся на подносе, а Егор лежал рядом, обнимал её, и ничего, абсолютно ничего не происходило, только нежность, какое-то её внутреннее состояние, подобно волнам, накатывало и отступало, накатывало и от- ступало… Марина отсутствовала в настоящем, и муха воспользовалась случаем. Она спикировала из-под потолка, резанула по уху и упала в стаканчик с йогуртом. Влипла и задребезжала крылышками.

— Говорил  же, прибей, тефтеля, – заметил Егор и  улыбнулся. Он шутливо вздохнул и пододвинул к ней другой стаканчик, а стаканчик с мухой отправил в мусорное ведро. Присел, чтоб расправиться с добавкой, и посмотрел на жену.

Тефтеля плакала.

Закрыть