Бельские_просторы_№05_(18_мая_2020). Страница 86.

85 Гульнур Якупова — Написал, уже и отправил.

Дядя Искандер лишь махнул рукой, мол, разве тебе что-нибудь докажешь.

— Я сразу понял причину заболевания Такыя, когда обратился ко мне, – по- вернул Фатих беседу в свое русло. – Ртутные пары очень опасны, он получил смер- тельную дозу.

— Смертельную?! Мы надеялись, что он скоро встанет на ноги, как же без мо- ториста? – Голос дяди Искандера дрогнул. – Он же такой молодой, только женился.

— Из района сразу отправили в Уфу – думаете, просто так?

— Завтра будет районное совещание, я подниму эту проблему, понимаете ли, – сказал председатель.

— Мне кажется, надо попросить у правительства денег и технику и обязатель- но подчеркнуть, что ваше обращение связано с готовностью претворять в жизнь поставленные партией задачи.

— Дитя не плачет – мать не разумеет, – поддержала я Вильмира. Мне понра- вились его независимость и решительность. Ничего удивительного – это же внук Бурехуккана- олатая.

Руководители колхоза ушли, а мы задумались. Фатих ругал себя за то, что до этого не интересовался условиями труда односельчан. Мне было стыдно, что не сумела обратить его внимание на эти проблемы. Ведь он столько времени учился в городе, теперь пропадает в больнице. А я всегда в деревне, среди колхоз- ников, постоянно слышу их жалобы на тот или иной недостаток. Уф! Давненько не бывала на свекольном поле. Якобы там теперь все механизировано. При этом «бабы эсвеклы» не стали роботами, они же живые люди. И мама, видно, неспроста мне говорила прошлой осенью, что до сих пор преобладает ручной труд, что будки, построенные дядей Акназаром, уже обветшали, с крыш течет, опять вынуждены прятаться от дождя под березами. Кто поручится, что трагедия того грозового лета не повторится?!

* * * Неожиданно позвонил Кабир.

— В Ленинграде проходят «Дни Данаи», хотела бы посетить? – спросил он сразу после приветствия.

— «Даная»?!

— Чувствую, ты еще не утратила любви к живописи, Нурия. – В голосе Кабира прозвучали нотки радости. – Знаешь, я, кажется, нашел свой стиль.

— Я верила, Кабир, что не отступишься от своей мечты, это же ты – тот отваж- ный парень, который когда-то смог стать настоящим беркутчи!

— Да… Как там Бурехуккан- олатай? Ведь это он сказал мне: «Сынок, ты – ху- дожник». Простой деревенский старик… — Достоинство его – простота, а простота его – достоинство.

— Это точно.

— Скоро покажешь нам, тулпарлинцам, свою невесту? – спросила я.

— Возможно… у меня появилась красивая натурщица. На тебя похожа.

— Такая же чернявая?

— Меня ее косы с ума свели! Увидел, как она шла по московской улице, раска- чивая косами, подбежал, схватил ее за руки и обратился со словами башкирской песни: «Черные косы твои…» Помнишь?

— «Заплетал бы и расплетал…» – продолжила я. – Помню. Разве забудешь свою юность?!

Закрыть