Бельские_просторы_№05_(18_мая_2020). Страница 53.

52 Проза после работы приедет, зато внук со мной. – Бабушка кончиком платка смахнула слезу. Старушки пили чай, разговор постепенно входил в свое русло. – Сколько лет прошло, а как будто вчера было – наши из вой ны вернулись. Все перед гла- зами. Помните Гюльбику-апай, каждый день выходила, ждала мужа. Даже когда автобусы начали ходить, встречала автобус. Так и померла одна, верная мужу.

Соседка, бабушка Ракия, всплакнула, утерла глаза: — Мой, когда телевизоры появились, фильмы про вой ну не смотрел. Поти- хоньку уйдет и плачет. Не приведи господи испытать то, что они испытали.

— Моего после фронта бригадиром назначили, двадцать шесть лет – уже на- чальник, холостой. А мне шестнадцать, но не по годам развита была, вот и влюбил- ся он в меня. – Бабушка посветлела лицом и, улыбнувшись, продолжила: – Когда впервые его спину рассмотрела, расплакалась: весь израненный, в шрамах. Плечо правое раненное, долго из раны гной шел. Один раз в саду работали, нечаянно задела рану ручкой лопаты. Так он упал от боли, весь побледнел. Не знаю, что делать, сижу рядом и плачу. Долго забеременеть не могла – мешки, с зерном под- нимала, все в животе опустилось. Как то лет через десять поехали на море. После я и забеременела, да только у него осколок в груди с места сдвинулся. Так и вырос сын без отца… В лихие годы, помните, люди по деревням ездили, ордена, медали ветеранов скупали за бесценок. Я – нет, спрятала китель подальше. Когда трудно бывало, прижмусь, надышусь его запахом, успокоюсь, усну. Бабушка затянула грустную песню, остальные подхватили.

Для выросшего в городе, незнакомого с жизнью Айдара все было в новинку. Кончился обед, разошлись гости. Вечером приехала мама, привезла видеокаме- ру. Но впечатления дня не покидали его. Он разглядывал ордена и медали. Рас- спрашивал бабушку о дедушке, о вой не, о работе в колхозе. Все это тщательно записывал и сохранял в компьютере. И чувство гордости за дедушку, за бабушку заполняло его.

Наступил август, пришла пора сенокосов, так и не удалось Айдару снять до- мового на видео. Где только не ставил камеру. Бабушка сказала, что домовой признал его. Зато удалось поймать оптикой дивные рассветы, огненные закаты, конечно же, корову, как же без нее. Освоив нужные программы, мальчик делал клипы и размещал в Интернете. Все в деревне уже знали Айдара как продви- нутого пользователя. Местные ребята постоянно собирались у него посмотреть компьютер, учились программам, скачивали игры, музыку. Айдар не отказывал никому. Бабушка очень гордилась внуком.

А в соседнем доме жили дядя Варис, Варис-буай, и его мать – бабушка Ракия. Бабушка всегда говорила, чтобы к имени взрослых прибавлялось уважительное обращение «агай», если младше папы, и «буай», если старше. «Имя для человека – самый сладкий звук, – учила она, – никогда его не коверкай, произноси правильно». «Агас тел», – отвечала бабушка, если кто-либо обращался к ней без уважительного «абей».

Надо, наверное, сказать несколько слов о  Варисе-буае. Пожилой мужчина, единственный в деревне, кто держал лошадь. Цивилизация пришла сюда не только сотовой связью, Интернетом – теперь почти в каждом дворе есть железный конь, а то и два. Уходят в прошлое косы, деревянные грабли. Только Варис-буай косил сено железной косой, собирал деревянными граблями, запрягал лошадь в телегу. Лошадь была необычная, пегая. По коричневой шерсти были разбросаны белые пятна неправильной формы. «Кубалак» – «бабочка» – называл он ее. Лошадей такого окраса нет в округе, секрет раскрыл сам хозяин. Его прапрапрадед в дале- ком 1814 году вошел в Париж верхом на кобыле, вот и проявилась французская
Закрыть