Бельские_просторы_№05_(18_мая_2020). Страница 42.

проза хороший день Рассказ Мавлида Ахмедьянова Мавлида Сафаргалиевна Ахмедьянова родилась 8 октября 1960 года в д. Теляшево Ме- четлинского района БАССР. Окончила БашГУ. Автор книг «Отцу – белую шляпу» и «Прощай, уполномоченный» (на башк. яз.) Лауреат журналов «Шонкар», «Башкортостан кызы». Рассказы были включены в разные годы в сборники, изданные в издательстве «Китап», публиковались в журналах «Северные просторы», «Бельские просторы».

Этот день давно уже прошёл. Но он до мельчайших подроб- ностей врезался в какие-то хранилища памяти, если таковые существуют на свете. Чем уж это вызвано, трудно объяснить, может, потому этот день остался нетронутым и цельным, как ценная картина в дорогой раме, что я тогда был молод и хорош собой, и казалось, мне были по плечу любые высоты.

Этот день был зимним, морозным – казалось, на свете не су- ществует ничего, кроме неба, леса, снега и тихой улочки в конце селения, санной дорожки между домами, по которой четыре раза в день проезжали животноводы. Утром они ехали на ферму, бли- же к обеду – обратно, потом делали ещё один круг, и воцарялась тишина. Только бескрайнее небо, кряжи, покрытые лесом и снег кругом. Нет у тебя часов, а тебе и незачем знать время, потому что нет необходимости куда-то ехать, бежать, ты никуда не опаздываешь, тебя никто нигде не ждёт – ты хозяин себе самому.

Я вернулся в свою деревню. Собирался поступить учиться, не поступил, пото- му что не смог сдать экзамен по английскому. Ну не было у нас в сельской школе учителя английского, вёл как-то историк, да так, что дальше «пли-из» мы не ушли. Хотел устроиться на работу, не взяли, у меня не было прописки. И на всю зиму я был вычеркнут из всевозможных списков и ведомостей. Не учился, не работал, никто не отмечал проведённые мной в этом мире часы. Я был предоставлен самому себе, и мне казалось, что все дела ещё могут подождать. Да что случится, если я не буду год крутиться в нём мелкой щепкой, никто этого и не заметит. Конечно, мои близ- кие так не считали, но у меня был такой возраст, когда чьё-то мнение, пусть даже и самых близких тебе людей, волнует меньше всего. Мне было хорошо и спокойно, ничто не тревожило, мать не беспокоилась за меня, ведь я был жив-здоров и рядом с ней – этого достаточно. Я был молод, и мне казалось, что всё ещё впереди.

Часто я не знал, какой сегодня день недели, какое число. Телевизор не показы- вал – говорили, что где-то произошла авария, и поэтому сигналы, которые должны были поступать, не доходили. То ли мешали горы, то ли ещё что-то, радио уже лет пять как молчало. Я ничуть от этого не страдал, более того мне всё это нравилось. И я вконец привык ко всему этому, и мне казалось, что человек для того и создан, чтобы жить такой размеренной и тихой жизнью, зимой ждать весенних дней, яркого солнца, осенью ждать утра, замечательного тем, что всё вокруг за ночь покрылось белым снегом. При этом каждый твой день был посвящён какому-то делу, эту работу ты мог выполнить сегодня, или, засыпая, подумать, хорошо бы
Закрыть