Бельские_просторы_№05_(18_мая_2020). Страница 35.

34 Проза лись мне такими взрослыми! Я стеснялась говорить на русском, хоть и прочитала многотомник Льва Толстого к тому времени. В деревне не было приемников, и к русской речи мы не привыкли.

Но девушка в золотых кудрях скоро меня разговорила. Сначала восхищалась моей в руку толщиной косой, потом расспросила, куда и зачем еду.

— Ну, можешь не  беспокоиться, – уверенно махнула рукой она, – мы едем туда же, только в институт. Станцию не пропустим.

Это успокоило меня, и я задремала, посасывая ржаной сухарик из дома. На сле- дующий день мой сосед подхватил чемоданы, даже мой, и повел нас на перрон. Мы вышли с вокзала втроем, добрались до автобусной остановки. Мамочки, а народу! На пять автобусов хватит. Когда автобус, похожий издалека на вагон, показался на углу, толпа заволновалась. Мои студенты быстро сообразили: девушка прижала меня к себе и стала протискиваться к краю тротуара. Стоило дверям с шипением распахнуться, парень, как ледокол, подобрался к ним и втиснул нас внутрь. Подал через окно пожитки, а потом втиснулся сам. Ехали стоя, тесно сжатые со всех сторон. И то хорошо, больше половины людей остались ждать следующий.

Наружу выбираться было не легче, чем пытаться попасть внутрь. Вышли помя- тые, но девушка и тут нашла повод посмеяться, отряхивая свое нарядное платьице. Одну меня и тут не оставили, студент подхватил чемоданы, а подруга его взяла меня за руку. Так и отвели меня к училищу. Приземистое, длинное каменное зда- ние встретило вывеской «Троицкое татаро- башкирское педагогическое училище».

— Все, дальше сама!

— Спасибо вам большое!

Я так волновалась, что забыла спросить их имена. С тех пор я называла их про себя своими ангелами. Проводила их глазами и робко вошла внутрь. Народу внутри не протолкнуться, я встала в углу, уверенная, что вот-вот из толпы выныр- нет Нинавия. Но вместо нее ко мне подошла хорошенькая девушка с льняными косичками.

— Ты сестренка Нинавии?

Я кивнула.

— Она просила передать, что им пришлось уехать. Они не сдали экзамена.

Сердце мое ухнуло куда-то вниз, живот неприятно скрутило. Что же делать, куда деваться одной в незнакомом городе? Люди, проходя мимо, задевали мой чемоданчик, я поставила его подальше и села сверху. Ни сестры, ни подруг, ни- кого знакомого! А дальше хочется сказать: на сцену вышел… До того здоровый, высокий парень оказался в центре коридора и зычным голосом крикнул: — Есть кто из Учалов?

Я завороженно глядела на кумачовую рубаху, черные кудри. Так в моем пред- ставлении выглядели артисты. Из другого угла девчушка с мышиными хвостиками пискнула: — Я!

— Я тоже! – хриплым голосом откликнулась я, потом прокашлялась и доба- вила: – Я тоже из Учалов!

Александр Буторин, сын ветеринара из нашего района, отвел нас в общежитие, представил коменданту. Сам он окончил училище в том же году и теперь помо- гал первокурсникам. Я его с тех пор не встречала, но красную рубаху и здоровые ручищи, которыми он прокладывал нам дорогу в толпе, запомнила навсегда. Я не добралась бы ни за что, если бы не все эти люди, помогавшие в пути.

Когда группу набрали, я оказалась в числе девяти отличниц, поступивших без экзамена, а всего нас было тридцать четыре человека. В первый учебный день
Закрыть