Бельские_просторы_№05_(18_мая_2020). Страница 34.

33 Гульшат Абдеева кучкой вокруг летней сцены. Я и мои пять соседок по палате взяли шефство над малышом из первого отряда, семилетним Булатом. Случилось это так.

На летней сцене шли репетиции к очередному концерту, мы толпились там с раннего утра. Уговаривали вожатых хотя бы старший отряд не отправлять на со- нчас, но те были непреклонны. Подруги мои ушли вперед, а я сделала крюк че- рез лесок, посмотреть, не поспела ли земляника. Именно там я услышала тонкие всхлипывания и сердитые голоса. Бросилась напролом через кусты. Кучка ребят теснила к старому дощатому забору русоголового мальчишку. Он держался из по- следних сил, чтобы не зареветь, но горестные всхлипы уже сдавливали его горло: — Что, что я вам сделал?

— Ты трус, а таких, как ты, надо воспитывать! – сердито наседал малыш в тю- бетейке.

— Так, так, так!

Я стояла за их спинами, и они не сразу заметили меня: — Трус, говорите? А толпой в пять человек на одного, это как называется?

Мальчишки бросились кто куда, исчезли в зарослях как раскатившиеся горо- шины. Я закусила губу, чтобы не рассмеяться. Пришлось «труса» забирать с собой. Он назвался Булатом и с тех пор стал любимчиком нашей палаты. Во все времена есть такие мальчишки, неприкаянные, чувствительные. Найти компанию такому – большая удача, но не потому, что характера нет, просто неприспособленные они к дракам.

Булат оказался настоящим певцом, слушали его, затаив дыхание. Особенно удавались ему башкирские народные песни, он преображался, как будто не семи- летний мальчик стоит перед нами, а маленький мужичок. Ни один концерт без него не обходился. Возились мы с ним самозабвенно, а я еще больше убедилась, что мечтаю всю жизнь работать с такими вот малышами.

Уже август начался, когда я вернулась домой. Нинавия с подругами уехали сдавать экзамены, мне же, как отличнице, достаточно было отправить документы. Стали собирать меня. Мама насушила сухарей, напекла блинов, положила круг масла в мешочек. Нехитрую одежку и обувь сложили в деревянный, довоенный еще чемодан.

Ранним утром в августе, когда горизонт уже заволакивается первыми осенни- ми туманами, мама посадила меня в кабину грузовичка- полуторки. Вызванные на подмогу колхозу солдаты свозили хлеб на магнитогорский элеватор. Меня от- правили с ними. Хоть и ехала я в неизвестность, а страшно не было, ведь там ждала меня сестра. Долго махала маме, сжавшей кончик платка в горсть у подбородка.

Так я впервые оказалась в городе одна, среди каменных домов и сверкающих трамвайных рельсов. Прохожие посадили меня на нужный трамвай, где я судо- рожно считала остановки, чтобы не проехать свою.

— Барышня, вы выходите? – насмешливо спросил меня высокий парень, ко- торому я перегородила дорогу.

Я одарила его сердитым взглядом – что за дореволюционное обращение! – и спрыгнула с подножки. Дом дяди Байдавлета нашла быстро. Жена его, тетя Сар- вар, напоила меня чаем с бубликами. Они долго выспрашивали меня о новостях родной деревни. Наутро я отправилась в магазин – одна, как взрослая. В узелке шуршали деньги, и я казалась себе богачкой. Купила синее, в желтый горошек платье и серые туфельки, чтобы было в чем ходить на учебу. Вечером меня поса- дили на поезд, о котором я знала только одно: он идет в Троицк.

Долго ехала одна, подложив под голову чемоданчик. А потом появилась веселая пара, я услышала смех еще из коридора. Высокие, нарядно одетые, они показа- 2 «Бельские просторы»
Закрыть