Бельские_просторы_№05_(18_мая_2020). Страница 28.

27 Гульшат Абдеева Бабушка тихо возилась с Вилией в передней комнате. От скуки пересчитала тре- щинки на известковой стене над кроватью. Она осыпалась под моими пальца- ми, а я придумывала карту незнакомого мира. К подоконникам снова подвесили бутылки, из каждой к морозным стеклам тянулась тряпочка. Они собирали воду по капле, не давая инею таять лужицами.

Когда стало полегче, взялась за книжки. Большие давались с трудом, я раз- бирала буквы по одной и складывала их в слова. Научившись читать быстрее, начала включать в голове кино. Берешь книжку, и скоро ряды черно- белых знач- ков исчезают, а за ними разворачивается картинка не хуже, чем в клубе, когда кинобудка приезжает.

Забывалась холодная зима и остывшая печка, пока я с дочерью бакенщика Ильсе- яр сражалась в рядах красных в Гражданскую или переживала за Павлика Морозова. Каждое утро мама доставала мне с полки отца новую книжку. К весне я больше не спотыкалась на сложных строчках, а книги заканчивались слишком быстро.

Кашель, мучивший меня долгую зиму сорок шестого года, отступил только в мае. Меня подпоясали кушаком, чтобы ставшее свободным платье не болталось как колокол и отправили в школу. Я отвыкла от нее, и гвалт на перемене меня оглушил. Все казалось чужим, незнакомым, даже родная парта. Одна Марьям-апа была такая же красивая и добрая.

— Мы прошли все буквы, Ляля, научились читать. А ты помнишь, что мы учили осенью?

Я от стеснения забыла, как разговаривать, стояла, держась за учительский стол кончиками пальцев.

— Вот, прочти мне пару строк, – протянула она мне книгу в красной обложке.

Стеснение сразу куда-то подевалось, я  увлеченно стала читать вслух, как раньше маме по вечерам. Марьям-апа не перебивала, подперев щеку ладонью, внимательно слушала. Книжка была тоненькая и кончилась быстро. Учительница притянула меня к себе, похлопала по спине.

— Молодец, Ляля, сразу видно, чья дочка!

Домой я шла именинницей. Меня не просто похвалили, но и перевели во вто- рой класс. Впереди были первые летние каникулы, а это совсем не то, что лето раньше! Я не подвела папу, лозунг, выведенный в классе его рукой «Учиться на от- лично!» был теперь и про меня.

Дома ждали гости, пришел Анвар-абый с фотоаппаратом. Он вернулся с вой ны недавно и работал теперь кузнецом. У него одного был фотоаппарат в деревне. Мама вывесила на бревенчатую стену дома широкую простыню, усадила на ска- мейку Нинавию и Вилию, сама встала позади с Камиль- абыем.

— Ляля, беги сюда, дочка!

Я подскочила, втиснулась между сестренками. Замерла, положив ладони на колен- ки в узорных гамашах, которые купил нам абый с первой получки. Работая трактори- стом, он не тратил деньги на курево и выпивку, вместо этого покупал нам подарки. Эти гамаши мы носили с Нинавией по очереди, благо учились в разные смены.

— Приготовились, замерли! – весело крикнул Анвар-абый.

Только потом я поняла, что бабушка фотографироваться не вышла.

* * * О том, что Камиль-абый пишет стихотворения, мы знали давно. А когда его начали печатать в  газетах, односельчане звали его не  иначе, как «наш поэт».
Закрыть