Бельские_просторы_№05_(18_мая_2020). Страница 178.

169 Елена Замрий «…Будет ли у меня еще на другой или третий день подобный случай? К тому же машина была совсем свобод- на. А у меня накопилось изрядно барахла, и я поехал домой».

В  этом  же письме он рассказал об увиденной им в дороге страшной аварии, когда столкнулись две маши- ны, одна из которых была загружена лесом, а другая – бензином. Погибли люди, а машины сгорели на глазах у Бориса. Тогда он и представить себе не мог, какие страшные испытания ждут его самого и совсем скоро… В то лето дома будущий врач ак- тивно занимался спортом, купался «в яме» (пруд в Бирске), загорал, трениро- вался на турнике. Он не раз порывался приехать в Уфу повидаться с Валей, но все как-то не складывалось с тран- спортом. Он пишет девушке о том, что ей стоит отдохнуть в санатории после перенесенного заболевания, рассказы- вает о дворовых щенках и домашней собачке Мильке… А осенью Бориса призвали в Кра- сную армию. 16 октября 1940 года в то- варных вагонах уезжали новобранцы на север, в Онегу. 25 октября, уже с до- роги, Борис писал: «…С любопытством глазел на Се- верную Двину и город… Город действи- тельно европейский… Отсюда до стан- ции Кандалакши 400 км… Считают, уже Полярный круг.

…В Архангельске первый раз за до- рогу побрился. Едет нас в вагоне 37 че- ловек. В такой грязи и тесноте я еще никогда не спал. На 8–9 день появились и больные… В Архангельске мединсти- тут – в великолепном большом здании. Мечту об академии, вероятно, придется отставить. Три года кажутся мне очень большим сроком…».

И  полетели с  холодной Онеги к уфимской Джульетте подробные, полные любви и оптимизма письма. Борис рассказывал девушке о паро- ходе «Профсоюз», переправлявшем их по  Белому морю к  месту служ- бы на Онежской губе, о Соловецких островах, где располагалась советская военно- морская база, о выданном об- мундировании и о том, как по приказу наркома занимаются по десять часов в день, отрабатывают парадный шаг. Молодой боец успешно овладевал во- енным искусством, а в свободные часы много читал и писал стихи, посвящая их своей возлюбленной. Однажды Валя получила от него поэму с говорящим названием «Девушка- солнце».

Сегодня многие «знатоки» истории советского периода пытаются убедить нас, что страна была плохо подго- товлена к вой не, не хватало военной техники, бойцы не владели тактикой ведения боя, обмундирование не соот- ветствовало климату. А вот что пишет 31 октября 1940 года человек, пости- гавший военную подготовку в услови- ях Севера: «На обмундирование не жалуюсь. Все честь- честью: зеленая гимнастерка, синие диагоналевые брюки, бумазейные портянки и… обмотки. Шинель ІІ разря- да, то есть ношеная, но не требующая ремонта. Вместо шлемов, учитывая Се- вер, дали шапки. Видимо, дадут и вален- ки… Тактикой я доволен. На учения ходим не по звонку и не с книжками, а по трубе и команде: «В шинеля!» Выходим с вин- товкой, противогазом и  лопатой… Но из всех занятий на улице больше всего люблю лыжи. В эти часы ты действи- тельно живешь полной жизнью. Лишь бы попались хорошие крепления… По уста- ву РККА должна побеждать в любых широтах, и поэтому мы должны быть лыжниками- разрядниками. Это зна- чит переходить по средне- пересеченной местности в марше 20 км за 1 час 56 минут, а дистанцию в 30 км – не свыше трёх часов… По боевому расчету я ми- нометчик, но по совместительству – и пулеметчик, и стрелок. На петлицах будет знак артиллерии».

Парадный шаг Боре не пригодился, и через три года он не вернулся в стены любимой альма- матер в Уфу. Ожидае-
Закрыть