Бельские_просторы_№05_(18_мая_2020). Страница 174.

165 Лев Карнаухов все тоже как бы видели сквозь облака, а некоторые даже слышали позывные.

Будущее стремительно наступало… Весной 1958-го открылся Уфимский дворец пионеров, и маму пригласили туда руководить пионерским и комсо- мольским театром. А осенью я заболел скарлатиной в тяжёлой форме и прова- лялся в постели почти до Нового года. После зимних каникул педсовет ре- шил меня перевести обратно в шестой, и как я ни сопротивлялся, меня пере- вели обратно в шестой. Только в этом классе язык уже другой – английский, и пришлось догонять. И заново привы- кать к коллективу.

Примерно тогда же я впервые при- шёл во Дворец пионеров в изостудию. Руководил ею Владимир Степанович Сарапулов – полный, лысый, серогла- зый и очень подвижный старичок (нам тогда все лица старше тридцати ка- зались глубокими стариками). Заме- чательный педагог и замечательный человек, он вырастил целую плеяду за- мечательных художников. Главным его достоинством было умение побуждать нас к творчеству, он обладал острым взглядом и умел понять мотивы, чтобы направить на уникальное исполнение задачи каждого из нас.

Вообще во Дворце пионеров со- бралась тогда целая плеяда талантли- вых и умных преподавателей, и почти у каждого для меня находилось дело (вернее, я постоянно совал свой нос повсюду). Руководителя фотостудии звали по паспорту Виталий Вениами- нович Бородулин, но он назвался Вик- торвикторычем, и, когда подходило время предпраздничных халтур, меня всегда приглашали в бригаду имени «Сарапулеску и Бородулеску» на под- собную, а позже и на основную работу. А радиокружком руководил человек, весьма знающий, но  неряшливый, за что имел кличку «Радиомученик», но у него я много почерпнул знаний по чтению радиосхем, по определе- нию надёжности соединений и т. п., что весьма мне пригодилось позже во время моей трудовой деятельности на заводе радиоаппаратуры. Был ещё мастер резьбы по дереву, красноде- ревщик Владислав Николаевич, тоже изумительные вещи делал.

Между тем приближался конец второй четверти, а с ним Новый год, в небесах кувыркались Белки и Стрел- ки, а также американские обезьяны, назревал Карибский кризис, Израиль нападал на Сирию и Египет, а Советы боролись за мир, наращивая ядерный потенциал и испытывая в Семипала- тинске и Арктике чудовищное оружие. А передо мной уже маячило получение паспорта с приписным свидетельством военкомата. Разумеется, все эти собы- тия хронологически не попадают под начало 1961-го, но осталось чувство, что это было что-то целое.

Нечто глобальное назревало, и это чувствовалось постоянно.

Дворец пионеров в Уфе. 1960 г.

Закрыть