Бельские_просторы_№05_(18_мая_2020). Страница 171.

162 Краеведение В пятый класс я иду уже в новую для меня школу № 3, где учатся и все мои соседи по дому. Элитная школа в самом центре города, рядом с Со- ветом Министров, а  на  школьном крыльце постоянно тусовалась шпа- на, а иногда проникала и в коридоры и благополучно отбирала у нас деньги. А порой школьников побогаче разде- вали прямо в школьном дворе, охра- ны при школах тогда не было, и даже пожаловаться было некому, хорошо ещё, когда у тебя старший брат или его приятель в уличной банде – тогда и тебя не тронут.

В зимние лютые морозы, когда де- тям было рекомендовано сидеть дома, я обязательно тащился весь закутан- ный в школу (по выходе из дверей квартиры, шарф развязывался и по- мещался в ранец, верхняя пуговица пальто расстёгивалась).

В круг зимних забав входило посто- янное катание с гор, благо Уфа на горе стоит, катаемся на лыжах, санках, просто на ногах по открытому льду и с горок на площади. Но вершиной, мечтой любого пацана был ледовый болид тех лет – «таратайка». Выгля- дел этот снаряд так: трапециевидный дощатый щит с прикрепленными на- мертво к его заднему основанию дву- мя коньками по краям, плюс рулевая колонка из бруска с прикреплённым коньком к нему и руля в виде попе- речного бруска. Гоняли на ней пред- почтительно лёжа вперёд головой, так было быстрее, или же сидя, тогда пилот управлял рулём ногами, а сзади сидел пассажир или разгоняющий как в боб- слее. Спускались только по проезжей части, где было надлежащее ровное, укатанное до ледяной корки покрытие, и никто не путался под ногами. Если гора была высокой, а спуск достаточно длинный, достигалась скорость почти автомобильная, причём тормоз был весьма сомнительный (нужно было резко вывернуть руль и скатиться с та- ратайки).

В те годы из-за большого уклона движение зимой по улице Тукаева было очень вялое. Помню, на колё- са грузовиков тогда надевали «сет- ки» из цепей или просто пропускали два кольца из цепи сквозь отверстия в задних колёсах, но на все грузовые машины их не хватало, и они часто буксовали на скользких подъёмах или их сильно заносило при спуске. Почти в самом конце спуска наша улица Ту- каева пересекала оживлённую улицу Воровского, по которой было доволь- но интенсивное движение, но самым отчаянным удавалось проскочить этот перекрёсток и продолжить спуск, а это ещё метров до трёхсот. Воистину – де- тей ангелы берегут особенно, никто ни разу на моей памяти в годы мо- его детства не попадал под машину (кроме меня – почти в самом низу трассы я врезался в стоящий у обочи- ны грузовик. Представляю сейчас что чувствовали шофёры, когда перед его машиной через перекрёсток проно- сился такой экипаж, а то и несколько подряд.

Нестандартное детство было и опа- сное.

Настоящая весна начиналась с бур- ного таяния снега. Сугробы чернели, оседали и покрывались множествен- ными проталинами с лабиринтами мелких сосулечек и овальных пещерок. По всем улицам шумя, бежали пото- ки, промывая себе затейливые русла в утрамбованном снеге, которые к ве- черу пересыхали и замерзали по окон- чании дневного таяния.

В те годы в магазинах игрушек про- давали яхты и заводные катера, но все они очень плохо плавали. Каждый мальчишка непременно мастерил сам себе парусные кораблики. И даже мо- торные, с резиновым двигателем. Все детали таких корабликов мы делали сами, копируя друг у друга формы и об- воды, но многие придумывали и свои конструкции. К концу дня все были мокрыми и грязными, но почему-то
Закрыть