Бельские_просторы_№05_(18_мая_2020). Страница 170.

161 Лев Карнаухов лей по грибы: от конечной остановки автобуса в Старой Уфе (Радищева») приходилось добираться туда пешком по живописной и пыльной лесной до- роге под пение многочисленных ле- сных птиц, а иногда мы встречали су- сликов, барсуков и ёжиков. Сейчас там проходит широкая улица Менделеева.

Помню зимой, по утрам понедель- ников, в чернильницах чернила были замёрзшие, так как после «отдыха» истопник испытывал сильную голов- ную боль и приходил поздно. Было хорошо слышно, как в коридоре ди- ректриса отчитывает его, на что он невнятно огрызался: «А ты сама поди встань в шесть утра с похмела, посмо- трю я на тебя, ишь фря какая…» Ругань продолжалась, однако это мало ускоря- ло пришествие тепла. В таких случаях приходилось начинать учебный день с рисования карандашами и хорового пения. Иногда, когда было потеплее, нас отправляли в лес на лыжах. Пре- красен покрытый инеем и ажурными тенями на свежевыпавшем снегу лес в солнечный день или утром, со сле- дами неведомых мне существ (собак и кошек в основном, но и белочки по- падались). Или когда между мохнаты- ми от инея деревьями тихо падают ог- ромные «новогодние» снежинки, неда- леко весело тинькают толстые зимние синицы или стучит неутомимый дятел в красной шапке, глядишь, и снегирь даст собой полюбоваться (в городе-то их не часто увидишь).

* * * Мечтал я  когда- нибудь попасть в Москву на большой праздник, и что- бы сам Сталин взял меня на руки, как на снимке в «Пионерской правде» тех лет (весь наш класс мечтал о том же). Но весной 1953-го Сталин умер, и меч- та умерла вместе с ним. Помню, как ры- дал весь город, все встреченные мною по дороге в школу взрослые и дети, и я тоже плакали в три ручья, хоть я сам и не понимал толком почему, а просто «за компанию». Возможно, наученные длительным горьким опытом люди рыдали от страха за своё будущее.

Приход к власти Хрущева был стре- мителен и ничем особенно не запом- нился. Но вот осенью 1957-го из школ срочно повыбрасывали портреты Мо- лотова, Маленкова и еще кого-то из тог- дашнего руководства и примкнувшего к ним какого-то Шепилова. На парадах стали носить портреты совсем дру- гих напыщенных, но столь же непо- нятных личностей. Или стоял в парке имени Матросова памятник – сидят на скамейке Ленин и Сталин. А осен- ним утром 1961-го, сразу после окон- чания XXI съезда КПСС, народ увидел, что на свежевыкрашенной скамейке сидит один Ленин с глубокими рана- ми на спине. Вокруг толпится народ, и все судачат и хихикают, но не особен- но громко, люди всё ещё побаивались КГБ. И когда позже скульптуру и вовсе снесли, никто не заплакал и не возму- тился. В сквере продолжал выситься безобразно испорченный постамент с торчащей арматурой наверху, за- крашенный многими слоями масля- ной и местами отслоившейся краски. А ещё на многих зданиях были наскоро сбиты барельефы Маркса, Энгельса, Ленина и Сталина. Такая «идеологи- ческая борьба» промывала наши умы в те годы.

Магазин «Книги» и детский универмаг на улице Ленина. Уфа,  1949 г.

Закрыть