Бельские_просторы_№05_(18_мая_2020). Страница 163.

154 Воспоминания рищу Сталину от защитников города. Дали клятву не сдавать город врагу. Бои идут по всему городу – ужасные, крово- пролитные бои. В батальоне осталось не более 50 человек.

27 октября. Рано утром вызыва- ет комбат. Перебегаю в его убежище под редкими разрывами. Вдруг пламя – и жгучая боль в левой руке. Кажет- ся, ранен, но бегу дальше. Кровь бе- жит струей, но резкой боли почему-то не ощущаю. В трубе у комбата солдат перевязал руку. В двух местах попали мелкие осколки, а кисть пробита навы- лет. Наверное, задета и кость, так как рука вдруг не стала шевелиться. Комбат дает бойца и велит спуститься под бе- рег в санчасть. Уже светло. В штольне сотни раненых ждут катер – перепра- виться через реку. Меня перевязали, дали документ о ранении. Здесь же оказался и наш Вайнбаум: ранение в голову. Лежим в штольне, ожидаем ночи. Как стемнело, спускаемся к реке. Здесь загрядотряд, проверка докумен- тов. Нас гонят обратно: переправы нет. Но – спасибо Вайнбауму – нас за- бирают в простую деревянную лодку. Двое гребцов переправляют раненого офицера и нас тоже. Рвутся снаряды, но бог миловал: переправились на ле- вый берег. Течением далеко отнесло. Пробираемся в Ахтубу: там должен быть полевой госпиталь.

31 октября. Ходячих тяжелоране- ных грузят в эшелон, отправляют в тыл. В том числе и нас с Вайнбаумом. Эше- лон движется в направлении Саратова. Едем долго, несколько суток. Несколь- ко раз налетали немецкие самолеты, разгоняли по степи всех, кто мог дви- гаться. Остались живы и едем дальше на север. Бомбежки кончились. А раны воняют: их не успевают перевязывать.

7 И снова Иван Кустиков в Саратове, в госпитале. Госпиталь опять в школе, только на этот раз в центре города. В палате пять человек, все офицеры. Рука заживает. В коридоре демонстри- руется кино. Иногда к Ивану подсажи- вается медсестра Роза. Он боится ее: уж очень она фигуриста и отчаянно красива! Ребята говорят: «Что теря- ешься, не видишь: Розка к тебе не рав- нодушна!» А Иван и вправду теряется, боится заглянуть ей в глаза.

А ведь он опять влюбился! Другая сестра, скромная и милая Люба, сове- тует отвязаться от Розы: она со все- ми новыми лейтенантами крутит. Вот и сейчас за Розой увивается лейтенант Дьяченко – хохол, бабник лет 30, от- личный танцор. Нагло говорит, что все равно Розка будет его. Иван горячится, но ухаживать, как Дьяченко, не умеет. И через несколько дней Роза сказала: «Не надо было моргать!» Потом Люба говорила, что они вроде поженились, что Дьяченко посылает ей денежный аттестат на 300 руб лей. В общем, утер нос Ивану этот Дьяченко, да впрок ли будет урок?

А Иван стал встречаться с Любой. Был не раз у нее на квартире, позна- комился с матерью. Совсем близко от госпиталя оперный театр. Иногда выздоравливающие ходят в этот те- атр. Были и Иван с Любой, слушали великую оперу «Пиковая дама». Чудо! А дама сидит рядом, прижимается роб- ко, их руки вместе.

В начале декабря раны заживают, и Иван выписывается. Еще раз с Любой вместе в ее доме у Волги. Долго-долго сидят у окна, смотрят на замерзающую великую реку. Он чувствует, как бьется ее сердце. Она так доверчива… Но нет, нельзя обижать эту чистую девуш- ку. Так и расстаются: она со слезами, да и он готов к тому же… В округе дали назначение: отбыть на курсы усовершенствования офице- ров в город Ульяновск. А после трехме- сячного обучения на курсах – направ- ление в 16 запасную стрелковую диви- зию, которая находится в небольшом городе Кузнецке Пензенской области.
Закрыть